32 заметки с тегом

рецензия

📖 Мифы о нашем теле

В десятые годы книгоделы открыли для себя новое направление — научпоп. Просветительские книжки печатались и раньше, но их было меньше и подход к их производству был другим. Сейчас покупать книгу, в которой рассказывается о чём-то с научной точки зрения опасно, это может быть что-то дельное, может быть — филиал Рен-ТВ, а может быть вот таким барахлом, как та, о которой расскажу сегодня.

Сазонов, Андрей. Мифы о нашем теле: научный подход к примитивным вопросам / Андрей Сазонов. — Москва : Издательство «АСТ», 2017. — 352 с. (Научпоп для всех). ИСБН 978-5-17-104188-5. Тираж 3000 экземпляров

Мне жаль потраченных денег. И ведь взял в руки эту книжку, открыл её на первом попавшемся месте (глава о «пользе» мёда), прочитал абзац. И ничего-то меня не смутило, потому что абзац этот был, в целом, нормальный. Но если бы я потратил ещё тридцать секунд и открыл бы книгу в других местах, а не только на содержании, я бы, наверное, оставил эту книгу на полке.

Но дома я орал как раненый, призывал жену и зачитывал ей вслух пассажи. В титрах указано, что у книги был редактор, (некая А. Амелькина), но работы-то редакторской не видно. Если она и была, то закончилась на первой встрече с автором, где его попросили раздуть объём. Дело было так: автор принёс рукопись, а в ней — всего сорок страниц, по количеству глав. Редактор говорит, что издательство брошюрами не занимается, просит добавить объёма. Всё, дальше он к книге не подходил. Корректор, метранпаж, продакшн.

А как автор добавляет объёма — я такого не видел, даже в статьях провинциальных журналистов. Шесть абзацев подряд, где каждый — только из одного слова. Неуместные прибаутки, бессмысленные риторические вопросы. Постоянное желание что-нибудь перефразировать:

Владимир Высоцкий пел: «Я люблю — и, значит, я живу!». Никоим образом не желая принизить огромную роль любви в нашей жизни, я всё же позволю себе перефразировать поэта: «Я регулярно чищу зубы — и, значит, я живу!».
Перефразируя древнее выражение, скажу: «Что хорошо для быка, то не всегда хорошо для человека».
Перефразируя песню из одной старой комедии, можно сказать, что губит людей не пиво, а то что им запивают.

Пример раздувания объёма в окончаниях глав (их сорок, я возьму несколько). Структуру деления на абзацы тоже сохраню для наглядности. Примеров много, чтобы не порвало пост, я спрятал под кат. Можете просто поверить на слово и листать дальше.

А можете нажать сюда и поорать.

Вот так.
Ещё одним мифом, ещё одним заблуждением в вашей жизни стало меньше.
Уже пятым по счёту.


И будет вам счастье!


О бане всё. Тема закрыта.


Простите великодушно, если я кого-то разочаровал.


Берегите себя — и будет вам счастье!


У меня всё.


Как-то так.
Предугадывая вопрос, который может быть задан вами, дорогие мои читатель, пспешу сообщить, что перед написанием двадцать первой главы я обратился в психоневрологический диспансер по месту жительства, прошёл обследование и получил справку с круглой синей печатью этого уважаемого учреждения, в которой чёрным по белому написано, что расстройствами психики я не страдаю. Проще говоря — с ума ещё не сошёл. Так что разговор о супах у нас пойдёт абсолютно серьёзный и полностью адекватный.
Моё дело — предупредить, а решать вам. Можете пропустить двадцать первую главу и перейти к двадцать второй.
Впрочем, в двадцать второй главе я тоже замахнусь на святое — на полезность горного климата.


Такие вот дела.
Стабильного вам давления, дорогие читатели! И пусть тонометры в ваших домах годами пылятся без дела.


Больше мне по этому вопросу сказать нечего.


Dixi. В переводе с латыни это означает «я сказал»: то есть я сказал всё, что считал нужным сказать, и добавить к сказанному мне нечего».
Простите великодушно, если я кого-то расстроил, дорогие мои читатели. Но я же предупреждал, что не всем стоит дочитывать эту главу до конца.


Это я так, к слову.
О кальции — всё.
В следующей главе мы замахнёмся на святое — поговорим о мнимой пользе загара. Я предупреждаю заранее, чтобы любители позагорать сразу перешли от двадцать восьмой главы к тридцатой. Если они прочтут главу двадцать девятую, то, возможно, больше никогда не станут загорать.
Моё дело — предупредить.
А решать вам, дорогие читатели.
Как пожелаете, так и будет.


Впрочем, моё дело — предупредить, а решать вам. Уголовный кодекс загорать не запрещает.


Вот так.


Ещё двумя мифами в вашей жизни стало меньше.
А книга, которую вы держите в руках, ещё не заканчивается...


Будьте бдительны, въедливы и придирчивы к тому, что вам говорят!
И будет вам счастье! Много-много счастья!

Если бы я читал этот опус вслух, то сорвал бы горло. Мне кажется, что здесь нет страниц, на которых не было бы восклицательного знака. Была такая, где их было семь штук. Встретился абзац с пятью восклицательными знаками. Думали, что наука это что-то взвешенное, рассудительное? Три ха-ха. Это эмоции, драйв, энергия, истерика.

При этом бывали просветления: автор иногда писал почти нейтрально. С механизмами некоторых процессов я даже разобрался.

Работа корректора слабая. Обыватель не знает, что в и т. д. и подобных сокращениях после первой точки ставится пробел и такие огрехи — это мои придирки. Но то, что углы измеряются в градусах Цельсия — это что-то новенькое.

Как научно-просветительская книга эта работа плоха тем, что, в отличие от правильных здесь нет ссылок на исследования, другие публикации. И в этой книге о разоблачении мифов я нашёл, например, упоминание другого мифа, о том, что в японских компаниях отдают кабинет для избивания чучела руководителя. А сколько я пропустил? Да столько же, сколько редактор, которому за это платят.

В этой серии вышло ещё несколько книг. Не совершайте ошибку, почитайте не один абзац, а по странице хотя бы в разных частях книги. Если что-то свербит, заметите такую же халтуру — не берите. Не поддерживайте плохих профессионалов.

А их больше, чем можно подумать. Когда я искал информацию об этой книге на сайте издательства, то не сразу удалось. Сперва попалась [Не]правда о нашем теле: заблуждения, в которые мы верим. Похожее оформление, тот же автор. Название другое, но такое при переиздании бывает. Захотел посмотреть на другие книги Сазонова, чтобы найти первое издание и не смог. У Сазонова одиннадцать других книг про медицину и одна — про русскую кухню.

Но я справился и нашёл ту, что нужно. И оказалось, что её автором помечен некто Андрей Левонович Шляхов. Со страницы Шляхова на меня смотрел тот же гражданин в очках, который был на моём экземпляре книги. В биографической справке написано, что под псевдонимом «Андрей Сазонов» Андрей Левонович пишет книги о еде. Но на странице Сазонова при этом о еде только одна книга из двенадцати.

Сам Шляхов при этом автор очень плодовитый и разносторонний. Пишет книги о медицине, анатомии, генетике, биологии, географии, детскую литературу. А ещё — путеводители, биографии и фантастику. Всего у Шляхова-Сазонова я насчитал больше пятидесяти книг.

С одной стороны, такая разная тематика и такой объём наталкивают на мысли об авторском коллективе. С другой — если остальные книги с такой же глубиной проработки, то много ума для этого не надо, вполне можно по штуке в месяц выдавать. Беглый гуглинг, понахватать фактов, налить воды, задорновских шуточек и анекдотов навставлять — и в продакшн.

Если вдруг это действительно работа авторского коллектива, то я не понимаю, зачем так палиться: вместо того, чтобы скинуть свою графоманию отдельно кому-то, кто занимается жизнеописаниями, отдельно — кому-то, кто пишет про путешествия и так далее (не имеет значения даже, реальные это будут люди или нет), приписали полсотни книг одному персонажу. Я не против псевдонимов и мистификаций. Но когда мистификация сделана настолько грубо, это вызывает только раздражение и брезгливость.

Оформление

Меня очень сбило с толку оформление. Увидел достаточно сдержанную обложку, «научный подход» в расшифровке названия, внушающую доверие фотографию врача-терапевта в очках, скруглённые страницы — и сложилось впечатление, что над книгой и правда всерьёз работали. Ещё и логотип «Времена» (не путать со «Временем)» как-то заслонил для меня то, что это на самом деле АСТ.

Корешок сделан не по-русски

Вёрстка ничем не примечательна, кроме плохого оформления таблиц. Иллюстрации разномастные и то, что они все монохромные, цельности не придаёт. Картинки просто натаскали из других книжек (без указания авторства), а следовало их перерисовать. Но АСТ так делать не будет.

Книга отпечатана на тонкой офсетной бумаге, почти газетной. Я подумал, что это ход, чтобы срифмовать по смыслу с фоном обложки (обёрточную бумагу) и ещё сделать книгу полегче, чтобы когда читатель, далёкий от научной картины мира, взял бы случайно эту книгу с раскладки у кассы, физически почувствовал лёгкость её и перенёс бы это ощущение на восприятие книги. И решил бы, что справится с ней, что можно и купить, и почитать, и потом поумничать. Но сейчас я понимаю, что об этом никто не думал и такую бумагу взяли только чтобы печать вышла подешевле, но чтобы не отпугнуть читателя откровенной серостью страниц.

Оранжевых закладок почти нет, потому что я решил не отмечать стилистические недочёты, иначе бы другие метки найти было бы тяжело

Эту книгу продаю (у меня много таких. Подписчикам на Бусти — скидки, а донорам с уровнем «Мурена» и выше — подарю.

По этой книге мне больше сказать нечего. Перефразируя известное выражение «Собрался стол и поскакал чай пить».

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы. Например, они выбирают книги, на которые будут следующие рецензии. Иногда даже читать заставляют.

📖 Анархия работает

«Власть рождает паразитов — да здравствует анархия!», — сказал Нестор Махно. Не могу поспорить с тем, что власть рождает паразитов. Но серьёзная анархия возможна только как гигантский паразит на неанархических системах. Об этом и книга.

Гелдерлоос Питер, «Анархия работает». «Радикальная теория и практика», 2012.

Книга попала ко мне в воронежский период. Кто-то оставил, когда был в гостях в нашей бюрошечке. Анархические организации мне всегда были интересны, я и сам, знаете, люблю всякие там горизонтальные связи, не люблю иерархий, ценю самоорганизацию. Несколько лет по четыре раза в год делал в Иркутске Ресторанный день, например, в максимально децентрализованном формате.

Книга приводит множество небольших примеров того, как люди что-то делают без явных вертикальных структур. Достаточно убедительно показывается, что устойчивое саморегулирующееся сообщество возможна, если соблюдается какое-то одно условие:

  • узкая сфера: ограниченная территория, как в анастасиевских поселениях; только в рамках события (вроде «Книговорота», фримаркетов) или проекта (типа Википедии).
  • непродолжительное время.

Анархические системы управления на нынешнем этапе развития человечества и нынешнем уровне потребления невозможны в государственных и более крупных масштабах. Сейчас попробую объяснить на примере дизайнерской метафоры.

Бывает дизайн маленький, а бывает — большой. Маленький — это такой, который может целиком поместиться в голове одного человека, а большой — требует уже нескольких специалистов, потому что одному сложно всё контролировать на должном уровне. Дизайн афиши — маленький; а дизайн перекрёстка — большой. Хотя в обоих случаях каждый вовлечённый в большой дизайн представляет конечный результат и что-то понимает в работах других людей, но он не может заменить любого из них или сделать всю работу целиком. Во времена первых самолётов самолёт ещё можно было назвать предметом маленького дизайна, сейчас же — нет: в Боинге шесть миллионов частей.

С организациями то же самое. На уровне небольшого творческого объединения анархия возможна: каждый представляет результат, он полностью понимается в голове каждого. У большой же организации — у государства — сотни систем с разной цикличностью работ, с разным горизонтом планирования. И их нужно постоянно между собой увязывать. И у государства бывают неувязки и сбои: сначала по одной программе на улице ремонтируют дороги, через полтора года по другой — обновляют освещение, через полгода — озеленяют по третьей программе; хотя эффективнее было бы все три программы реализовать комплексно, в одно время.

При этом нужно учитывать, что все хотя бы в какой-то мере известные, состоявшиеся анархические системы используют инфраструктуру, созданную неанархическими системами: металл; коммуникации; электрические сети; вычислительную технику; инструменты; продукты. Замкнутая сама на себе анархическая система не может функционировать, она всегд в какой-то мере использует внешний мир. Варианты взаимодействия могут быть разными — от симбиоза до паразитизма, но донором всегда будет неанархический мир.

Оформление

Материал корректором вычитан, явных ошибок я не нашёл, только одна опечатка. Редактор тоже у книги был, только в двух местах есть вольности (эмоциональное «безгосударственные сообщества уязвимы для захвата агрессивными альфа-мужиками» или в описании волнений в Греции «Они боролись с ментами...»). Вёрстка как в настоящей книге: текстовые стили (есть и заголовки, и колонтитулы, и сноски), хотя выглядит недостаточно гармонично, но это отражает идею «собрались и сделали как могли».

Напечатано на самой обыкновенной белой офсетной бумаге, какая лежит в офисе у каждого принтера. Но для большего отражения истинного духа анархизма лучше было бы печатать на какой-нибудь серенькой, дешёвой. Или же на каком-нибудь разбитом ризографе. Бог с ним, можно было бы печатать и офсетом, тогда надо было местами добавить артефактов в сам макет, чтобы сымитировать брак печати: тут недотиск, там — перетиск, тут марашки. Сейчас вышло слишком гладенько, не вяжется со стереотипным образом анархиста. Получившийся же результат больше похож на то, что делало другое достаточно анархическое издательство с книгой не про анархизм.

«Анархия работает» досталась мне бесплатно, поэтому я её, как и многие другие книги, отдаю даром. Но если бумажная вам не нужна (или вы не успеете под раздачу), то на сайте издательства можно скачать электронную версию бесплатно или оставив небольшое пожертвование.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы.

📖 Что такое счастье

Будь я помоложе, тоже снимал бы как Денис Чужой ролики в жанре «Плохие книги». Ну я человек старой, книжной культуры, поэтому буду писать. А так как я ещё и нудный, то шуток не будет.

Асадов Э. А. Что такое счастье : стихотворения. — М. : Эксмо, 2013. — 416 с., ил. ИСБН 978-5-699-16801-9. Доп. тираж 3000 шт.

Основное, что я хотел сказать об авторе, я уже сказал. Здесь добавлю только что был очень сильно удивлён, узнав, что большую часть жизни Эдуард Асадов был слеп. Только когда начал готовить этот материал, узнал об этом. И стало ясно, о каком ранении и каких операциях было написано в предисловии, почему он так нелепо заблудился в Переделкине (было и об этом лирическое отступление).

Как-то неловко сразу должно было бы мне стать, что я критикую инвалида. Но я-то критикую поэта. Как человек он, может быть, очень хороший, но мы об этом судить не можем. О том, какой он был солдат — можем косвенно судить по его наградам (и датам, когда их выдавали). А вот что мы точно можем делать — это оценивать его как поэта. И неправильно устраивать специальную олимпиаду «Лучший автор среди слепых». Гомер вон, многим зрячим фору даст.

Но когда я читал стихи поэта Асадова, то испытывал такой же бурятский стыд, как и когда в Аршане посетил с женой музей корнепластики. Там тоже у автора трагическая судьба — серьёзная травма. И хорошо, что он нашёл себя в таком творчестве, а мог бы спиться, например. Это его хобби может быть символом жизни, но сами по себе работы очень слабые.

Визуализация стихов Эдуарда Асадова

Чтобы вы прочувствовали немножко, я приведу вам по четверостишию из трёх стихотворений.

Но быть в кино, ей, видно, не судьба:
Внезапно с речью остроэкзотичной
Шагнули к ней три здоровенных лба
С нацеленностью явно эротичной.


Привстал на лапах пеликан,
Глазами мир обвёл
И клювом грудь себе вспорол,
А клюв как ятаган!


Влетела в дом упругим метеором
И от порога птицею — ко мне,
Смеясь румянцем, зубками и взором,
Вся в юности, как в золотом огне.


И это писал человек, с отличием закончивший Литературный институт! Что как бы намекает на степень необходимости такого института (это я ещё Министерство культуры не вспомнил). Добавьте к этим неловким словопостроениям постоянные нравоучения, КАПС и сорок тысяч восклицательных знаков.

Оформление

Это одна из полутора сотен книг «Золотой серии поэзии». Эксмо и серийное оформление — ничего хорошего ждать не стоит. Вот, например, здесь используются шрифты и декоративные элементы из ар-нуво. И какое, спрашивается, отношение к нему имеют Иван Крылов, Олег Митяев, Лариса Рубальская (трижды) и Омар Хайям? Я мог бы понять этот пафос в персональном издании Асадова. Ну была бы какая-то такая логическая связка:

  • Асадов — великий отечественный поэт двадцатого века;
  • великие поэты двадцатого века собираются в две кучки: Серебряный век и шестидесятники;
  • Асадова взаимно не любили шестидесятники, поэтому нужно сделать отсылку к Серебряному веку;
  • Серебряный век начался вместе с ар-нуво.

Но в оформлении серии-то как это всё появилось? Какой посыл хотела сделать Елена Ененко?

«В оформлении использована работа Исаака Левитана» написано в выходных данных. Но вот что мешало указать, что именно за работа? И что мешало не влезать своими грязными руками в работу художника? Я уж не знаю, чем руководствовались А. Новиков и Г. Булгакова, когда выбрали этот пейзаж, но что ими двигало, когда они жёлтую цветовую гамму оригинала изменили на синюю? Да ценой. Пошли в поисковик, вбили «Левитан картина вода берёзки весна скачать», там от разносортицы тонового богатства глаза разбежались. Но нет, чтобы связаться с Третьяковкой и получить эталонную фотографию, книгоделы из Эксмо качают первый попавшийся шакальный джипег с артефактами вокруг веток. И в продакшн. Может быть, здесь тонкий намёк на слепоту Асадова и ему, мол, всё равно: сказали, что великий русский художник работал над обложкой, дед и доволен.

«Большая вода» с Википедии и описание, из которого следует, что у них цвет больше похож на правду:
«Колорит картины образуется из тонких оттенков голубого, жёлтого и зелёного. Преобладает голубая гамма, с которой сочетается желтизна берега и стволов деревьев, оживляемая густым зелёным пятном ели, а также оттенками зелёного в соседнем с ней дубе и сараях вдали. Наиболее разнообразен голубой цвет: вода и небо полны оттенков от тёмно-голубого до практически белого. <...> Пейзаж написан чистыми, светлыми красками, придающими ему прозрачность и хрупкость, свойственные русской весенней природе».

Вёрстка стрёмненькая, а корректор не просматривал ПДФ перед печатью, а файл местами побился и получалось, например, «29 янва яр2002 г.»

В конце вставил скриншоты с сайта издательства. Есть разница в двух страницах. Асадов умер в 2004 году, когда делали первый тираж, он, видимо, был ещё жив. Потом были допечатки и в 2013 году переиздавали ещё со старым текстом, как будто он ещё здравствует. Позже это исправили. Ещё в новой версии появилось упоминание Андрея Бакулевского как автора рисунка, который использовали в оформлении. Ну это обычная практика россиянских издательств — забывать о людях, чей труд используется.

Вот интересно, а сколько всего томов с таким оформлением вышло, какой реальный суммарный тираж?

Переплёт твёрдый, с глянцевой ламинацией. Бумага — второсортная офсетка. На некоторых страницах брак печати — перетискивание. Форзацы пустые, каптал белый.

Эту книжку ещё можно найти в магазинах, но можно купить этот мой экземпляр. Состояние отличное. Понимаю, что эта моя рецензия существенно снижает вероятность продажи, поэтому посмотрите на другие книги, там есть и те, что отдаю даром.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы.

Ранее Ctrl + ↓