6 заметок с тегом

институт репутации

🧠 Серый Вакуленко

Депутат Григорий Вакуленко огорчился, что пришлось убрать рекламу с крыш в суперцентре. Если бы это была какая-то реклама вообще, то и бог бы с ней. Но мэрия демонтировала рекламу его компании Элитлайн. Поэтому Григорий Николаевич решил предпринять что-нибудь эдакое, что позволило бы ему и дальше уродовать город ради собственной прибыли. Чтобы как-то этот замысел замаскировать, он придумал благовидный предлог и выступил на заседании местной думы с речью.
 

Стенограмма на два экрана под катом

Коллеги! На самом деле вот мы с этими вот правилами по размещению рекламы немножко увлеклись, это моё мнение. Почему? Потому что. Мы очень сильно запрещаем рекламу в городе. А это несёт… ну какой минус… Ну, например, собственник здания хочет его отремонтировать, фасад. А средств не имеет. Но размещая на своём здании рекламную установку или вывеску, рекламную продукцию, он получает достаточно много средств, которые потом пускает её на благоустройство того же фасада. У нас получается за счёт того, что на доме есть реклама, его можно ремонтировать. Сейчас получается, что достаточно много вывесок удалено, устранено. И ну нельзя ставить.

Например, стоит дом в историческом центре, но не является историческим памятником, четырёхэтажный. Рядом с ним стоит памятник исторический, там развалюшка одноэтажная. А вот выше этой развалюшки в рядом находящихся домах, размещать рекламу нельзя. И всё, и значит, вот этот дом рекламу не размещает, не имеет права, потому что, на [неразборчиво] ты не, разместишь, а выше первого этажа уже нельзя, ну, запрещено нашими правилами. И, соответственно, собственник дома, жильцы дома хотят разместить рекламу, да, чтобы поддерживать собственный фасад в порядке, а не могут получить за это деньги найти, там и тем самым мы получаем что? Мы получаем то, что…

Что такое триста домов сейчас размещено, ну согласовано по городу? Это вообще ни о чём. Вот, соответственно, мы идём к тому, что а) у нас не будет хорошего, красивого города в неоне, в каком-то разумном неоне, да, чтобы это красиво было, и б) мы идём к тому, чтобы фасады у нас были... меньше ремонтировались, меньше приводились в порядок. Ну получим мы да, исторический, серый такой, тёмный, тусклый город. Например, есть вот в центре города, есть вот передняя вывеска висит «Букингем», где вот торгуют книгами, она расположена вертикально, причём смотрится гармонично, мне вот нравится, например. Вот и за счёт собственники, за счёт этой рекламы, да, имеют возможность следить за своим домом и так далее. А сейчас это запрещено: её договор закончится и её удалят и всё, и её не будет больше. Собственник не сможет вкладывать больше денег в фасад здания. И мы это прийдём к тому: а) мы не поддерживаем предпринимателей, которые дают эту рекламу, реклама — движитель прогресса, который позволяет ему улучшить свой бизнес, б) собственники домов не имеют возможности дополнительных средств вкладывать в здания.

Простой пример. У Элитлайна в городе было две вывески и там порядка за восемь лет за каждую из них собственник дома получил там порядка около пяти-семи миллионов рублей, ну могу ошибаться. Этих денег вполне достаточно, да, чтобы содержать фасад более-менее, лучше, чем он сейчас есть. Сейчас этих денег не будет. Реально, там есть памятник архитектуры, вот выше него нельзя. Хотя то, на что размещалось, вот нельзя и всё, сейчас такие правила. Я предлагаю, коллеги, вот этот вопрос, касаемо рекламы, на доработку, на доработку, учесть пожелания депутатов, и повторно его рассмотреть на следующем заседании, когда это будет, ну... возможно и готово. Готово, с учётом того, чтобы не сделать наш город серым. Серым, тусклым историческим центром. Вот, который не будет своими фасадами помогать предпринимателям и не будет давать возможность собственникам домов поддерживать свои фасады в надлежащем состоянии. Спасибо.

 
Из несколько путаной речи Григория Николаевича можно вычленить несколько тезисов.

  1. Правила размещения рекламы слишком жёсткие.
  2. Собственники зданий могли бы получать деньги от рекламы и ремонтировать фасады, но мы их лишаем такой возможности.
  3. В центре города у нас есть разваливающиеся дома — исторические памятники.
  4. По закону, рядом с историческими памятниками нельзя устанавливать рекламу на крышах, если она будет выше памятника. Это плохо.
  5. [Реклама на крышах ?] разрешена на трёхстах домах, этого недостаточно.
  6. Красивый город должен быть в неоне. А у нас исторический, серый, тёмный, тусклый город.
Вот с этими колхозниками, думаю, Григорий Николаевич нашёл бы общий язык. И вот так бы они Иркутск и украсили

Можно было бы поговорить о том, что «развалюшки» в центре города Григория Николаевича волнуют не потому, что мы утрачиваем историческое наследие и надо бы как-то его восстанавливать, а потому что существование таких зданий мешает ему рекламироваться. Но про это я постараюсь не говорить здесь.

Можно было бы обсудить жёсткость Правил благоустройства. И я соглашусь, они в плане информационных и рекламных объектов несовершенны, одни положения нужно смягчить, другие — ужесточить. Но и об этом я сейчас тоже говорить не стану.

А хочу поговорить о том, каким Иркутск видит депутат Вакуленко и каким его видят жители и гости города. Также поговорим о тех способах, которыми депутат хочет изменить ситуацию и что предлагают жители.

Григорий Николаевич говорит, что у нас город исторический, серый, тёмный и тусклый. То, что он исторический, спорить сложно. С остальным лично я не согласен и решил узнать, может, это я один такой. Исследование решил ограничить только определением «серый». Если кто-то из уважаемых читателей изучит вопрос тусклости Иркутска, то буду рад прочесть их изыскания. А если у кого-то из читателей вдруг на улице темно, то повод обратиться к депутату округа и узнать, доколе неоновое освещение не будет обеспечено.

Странно, что этот дом я нашёл на Нижней Лисихе, а не на Синюшиной горе

Серый город

Я задавал два вопроса:

  1. Как вы думаете, что имеют в виду люди, когда говорят, что город серый?
  2. Считаете ли, что Иркутск — серый?

Люди не заполняли гуглоформу, они отвечали в переписке, поэтому после ответов на эти вопросы я задавал уточняющие. И вот что выяснил (в исследовании приняли участие более четырнадцати россиян).

Когда говорят о том, что какой-то город серый, то имеют в виду серость разного рода, не всегда это цвет зданий, иногда это серость (формулировки респондентов с минимальной редактурой, необходимой для цельности):

  • климатически обусловленная. Мало солнца. Дождливость.
  • связанная с благоустройством Грязь. Пыль. Недостаток озеленения.
  • социально-культурно-экономическая. Скучно, обыденно, бесперспективно.

архитектурная. Советские здания. Спальные районы. Ветхие здания. Неотреставрированные (заброшенные, сгоревшие) дома. Пастельные цвета. Нет заметных достопримечательностей, точек притяжения, доминант. Фасады не чистятся (речь про грязь и копоть).

  • обусловленная качеством наружной рекламы Вывески. Блеклая реклама, выгоревшие баннеры, много трешового дизайна. Наружка не обновляется своевременно, выгорает и покрывается той же грязью и сажей, что фасады. Дизайн скверный, что даже яркая чистая реклама воспринимается как мусор. Объявления повсюду.
  • в целом цветовая. Одежда. Автомобили.
  • эмоциональная. Настроение. Дружелюбие.

Серыми городами люди называли Ангарск, Братск, Гусиноозёрск, Днепропетровск, Екатеринбург, Иркутск, Красноярск, Москву, Новокузнецк, Новосибирск, Норильск, Петровск, Санкт-Петербург, Улан-Удэ, Томск, Читу, Хельсинки. И здесь серый тоже разный: где-то из-за архитектуры, где-то — из-за погоды, где-то — из-за бесперспективности (странно, что не вспомнили Омск).

Чтобы Иркутск перестал восприниматься серым, опрошенные предлагают сделать хотя бы следующее: фасады и тротуары (которые должны быть из плитки!) помыть, ливневую канализацию сделать, нормально заняться озеленением, при благоустройстве «цветовых пятен добавить там, где уместно (и убрать там, где неуместно)».

Никто не говорил, что нужно расставить рекламу Элитлайна по крышам или рекламой «Букингема» украсить углы зданий. (Кстати, если у вас есть информация, почему депутата Вакуленко, работающего на Синюшке, беспокоит этот магазин в центре города, расскажите, я не смог найти концов.) Про рекламу опрошенные говорили больше, что она только портит город. А ведь я спрашивал не просто людей с улицы: вопросы опубликовал в маркетинговом чате Иркутска, где девять сотен специалистов. И если бы они сказали, что нужна реклама на улицах, значит, так и надо.

Говорили немножко и про недостаток освещения. Но никто из опрошенных не подумал, что городу не хватает неона. И мне вот интересно, чего он так люб Григорию Николаевичу? Может быть, Вакуленко видит себя молчаливым, одетым в плащ и шляпу, суровым романтическим героем неонуарного фильма? Или вдруг по киберпанку угорает?

«Неон — символ не очень благих намерений» — цитата из лекции Александра Рыбакова «Неон в кинематографе: визуальная эстетика и значение»

Даже если предположить, что реклама может быть украшением города, то нужно посмотреть, где эта гипотеза подтверждена. Как реклама выглядит в исторических городах, где она размещается, какие у неё габариты, насколько её много. Знаю, что большинство депутатов любит ездить отдыхать не в Барнаул, Алтайский край, а за границу, особенно в Европу. Ну я и выбрал четыре европейских города с численностью жителей, сопоставимой с Иркутском. Отбросил при этом все столицы (Афины, Вильнюс, Копенгаген, Рига, Роттердам, Хельсинки), потому что в них больше парадного и витринного. Если в одной стране было несколько кандидатов, оставлял того, который мне показался более близким нам по возрасту (из статьи в Википедии — простите, Дортмунд, Лейпциг, Палермо, Штутгарт, Эссен). Ещё не стал рассматривать украинский Кривой Рог: не время сейчас говорить про Украину.

Используя гуглокарты, как и в случае с заборами, походил по каждому из них и успел устать, но так и не нашёл на крышах рекламных конструкций, похожих на снятые «элитлайновские». На бездуховном Западе в загнивающей Европе вообще с уважением относятся к историческим зданиям и сохраняют их. Думаю, что тамошние депутаты Вакуленко́вски, Вакули́ни, Уо́куленс и Вакуленшта́йн скорее бы занялись восстановлением той самой «развалюшки», которая мешала коммерсанту портить вид города, чем послаблением правил благоустройства, которые будут снижать туристическую привлекательность исторического центра.

Произвольные места в исторической части Вроцлава (Польша), Генуи (Италия), Глазго (Великобритания), Дюссельдорфа (Германия)

Григорий Николаевич или любой из его последователей может пройти по этим городам и поискать то, чего я не нашёл: крышные конструкции в историческом центре — будет что обсудить. Ну и любому депутату будет полезно немножко насмотра: что там у них с велодорожками, деревьями с причёской под столбы, лестницами, маркизами, проводами, рекламой, рольставнями, трамваями, тротуарами, указателями, уличными верандами. Если вам вдруг что-то из этого понравится, то, значит, это можно сделать и в Иркутске.

Цветной Иркутск

Но предположим, что Вакуленко, говоря о сером Иркутске, не имел в виду всё то, на что он, будучи депутатом, может повлиять: бесперспективность для молодёжи, грязный воздух, пыль и копоть на улицах, уничтожение мэрией деревьев, некачественное благоустройство, утрату архитектурного наследия, загаживающую город рекламу. Вдруг он имел в виду буквально то, что в исторической части города серые дома.

Ну так это ошибка. Научно-исследовательская проектная реставрационная фирма «Традиция» делала исследование колористики исторической части города. Оказалось, что «Иркутск имел свой тёплый колорит, который нигде в России больше не повторялся. В отделке зданий использовались самые разнообразные оттенки жёлтого, белого, тёплого коричневого. Для Иркутска в камне характерны более светлые, радостные тона, чем в дереве» (статья 2008 года).

О разноцветном историческом прошлом домов Иркутска увлекательно рассказал Алексей Константинович Чертилов в интервью «Жёлто-белый дом, серый город»» (Журнал «Проект «Байкал»», № 19, 2009 г., стр. 148...154).

Я считаю его позицию основательной, разумной. Но вот насчёт сочно-синего цвета крыш у меня есть своя гипотеза. Алексей Константинович приводит как аргумент раскрашенные акварелистами фотографии. Но я думаю, что здесь может иметь место художественное преувеличение, ведь синяя краска тогда была самой нестойкой и дорогой, одно дело — на бумажных открытках краской на водной основе что-то раскрасить, другое дело — покрыть квадратные метры металла краской на основе масла или лака.

В интервью Алексей Константинович упоминает Таллин, который «...изначально, исторически, был бледным, некрашеным портовым городом. Когда там задумались о туризме и привлечении инвестиций, то приняли волевое решение. Причём оно было принято коллегиально — архитекторы, общественность, власти. Выкрасили Старый город в сложные пастельные тона, близкие к природным. В то время для нас это было новым. Это был писк, восторг! Я тогда не знал, что созданная цветовая среда была искусственной». То есть европейский город пришёл к тому, что мы уже имеем полторы-две сотни лет, что нам досталось от предков. Наши цвета домов не только настоящие, они ещё пример для подражания. «Если в Иркутске просто помыть некрашеные «лица» старых домов, то они заиграют, заулыбаются только одним цветом дерева».

Учёные люди и большинство опрошенных мной людей не считают Иркутск серым (более того, есть люди, считающие Иркутск синим). Но у нас в городе есть два дома, про которые все точно знают, что один серее другого. Григорий Николаевич считает, что серость может разбавить реклама. Я тут подготовил проект рассеривания Иркутска имени Вакуленко. Серые симметричные прямоугольники буквально задышали новой жизнью. Я ориентировался на золотой канон соотношения размеров рекламной конструкции и элементов здания: логотип Элитлайна на доме у Бабра.

Обратите внимание, какого цвета машины у серого дома. Почти нет смельчаков, которые выбрали бы не серый, серебристый, белый или чёрный автомобиль

Рома Воронежский на своём сайте написал важное:

Цвет — явление идеологическое. Идеология такая: сам по себе цвет не значит ничего. Вообще ничего. Беседы о том, что какие-то цвета с какими-то не сочетаются или что-то означают в отрыве от контекста — шаманство хуже гороскопов. «Красный означает опасность», — говорит человек, который сегодня утром мужественно съел помидор и не дрогнул. «Чёрный — слишком мрачный», — утверждает второй, который сегодня утром читал чёрные буквы на белом листе и смеялся. «Серый скучный», — жалуется третий. Сами вы скучный. Посмотрите на Бастера Китона — весь из оттенков серого, а повеселей вас будет.

 

Серость Вакуленко

А как же сам Григорий Николаевич относится к серому цвету? Оказывается, что он состоит из серого примерно наполовину. Об этом говорят его стиль одежды, цвет телефона, автомобиль или вот оформление соцсетей. Если убрать элементы интерфейса (как оранжевые кнопки и плашки в ОК), то выглядит всё не очень празднично, не хватает огонька. «Разумного неона».

Вы это можете проверить сами, если полистаете фотографии Григория Николаевича в какой-нибудь из его соцсетей. Показательнее, конечно, будет Инстаграм. Он даже не на службе выбирает что-нибудь серенькое и тускленькое.

А ведь серый — не единственный цвет, в который могут одеваться депутаты. Григорий Николаевич мог бы взять пример с коллеги из Смоленска — Максима Михайловича Баранова. Очень эффектный.

 

Григорий Николаевич статный мужчина с фактурной внешностью и в ярком красном костюме смотрелся бы не хуже Баранова.

Вердикт

Иркутск — не серый и не надо под предлогом его украшения залепливать его рекламой. И хорошо бы по поводу слов депутата Вакуленко про серый, тусклый, тёмный Иркутск вспомнить слова местного Великого Кормчего:

Приглашаю уважаемых читателей поучаствовать в параде фотожаб имени серости Вакуленко. Присылайте работы в комментарии в Телеграм-канал «Человек-Фёдор».

Форма для разовой благодарности автору ниже. В 2021 году ею пренебрегали, это замедлило выпуск материалов. Можете также подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку редакции, это ускорит.

🧠 Музыкальный театр переехал

Остановку Музыкальный театр в сторону Бабра перенесли 1 сентября 2018. Администрация города сделала это под давлением ГИ(Б)ДД и, как я понимаю, лично подполковника полиции Ильи Яковлевича Подвойного.

При переносе был допущен ряд ошибок в дизайне перекрёстка возле старой остановки и проезжей части в новом месте. В результате 27 января 2021 погиб человек. Иркутское отделение фонда «Городские проекты Ильи Варламова и Максима Каца» в статье на ВК рассказывает, как можно было избежать трагедии, и предлагает решения, которые сделают этот участок безопаснее. Я согласен с этими доводами почти полностью, но предлагаю посмотреть на ситуацию шире.

Это актуальная редакция моего старого поста на Яндекс-дзене от 27 сентября 2018 года. Я перенёс его в этот блог, переработав и дополнив в связи с трагическим событием. По сравнению с оригинальным постом, это совершенно новый материал: я выбросил вступление, перенёс заключительную часть в начало, исправил некоторые недочёты в тексте, добавил много новых иллюстраций.

Как проектируют улицы в Иркутске

Подход к проектированию дорог и улиц где-то устаревший, где-то просто неправильный. Среди многих атавизмов остался один главный: почему-то до сих пор спрашивают мнение гаишников. Но зачем? Ведь это не инженеры, которых учили транспортному планированию и моделированию, а простые siloviki, которые не знают ни современных тенденций в организации дорожного движения, ни об изменении транспортной парадигмы, ни о результативных подходах к обеспечению безопасности, ни о теории игр. Их суета только мешает нормальному развитию города.

С 1 июня 2013 года проектирование больше не в ведении ГИ(Б)ДД

В отдельном материале я объясню подробно и с цифрами, что не так с этой инспекцией, сейчас вернёмся к проектированию вообще.

Перед тем как что-нибудь изменить, нужно измерить существующую ситуацию, а затем выдвинуть гипотезу: «У нас сейчас вот так, чтобы получилось вот сяк, нужно сделать то-то».

При изучении ситуации можно измерить какой-то один параметр и дальнейшие действия направлять на корректировку его. Но это приведёт к перекосу, и ситуация в целом может даже ухудшиться. Поэтому нужно стремиться измерить как можно больше параметров, тогда можно будет с большей уверенностью предлагать сбалансированные решения. В нашем случае можно было бы хотя бы:

  1. Посчитать количество людей, переходящих Средне-Амурскую (ныне — Седова) в районе надземного пешеходного перехода в каждую сторону.
  2. Посчитать количество людей, пользующихся надземным пешеходным переходом.
  3. Посчитать количество пешеходов, переходящих улицу по каждому из переходов на перекрёстке возле входа в Иерусалимский парк.
  4. Посчитать пешеходов, которые поднимаются в горку, чтобы сесть на троллейбус (по этой стороне ходит и один маршрут автобуса, но редко, поэтому я в тексте им пренебрегаю).
  5. Посчитать количество единиц личного и общественного транспорта, рассчитать провозную способность (сколько людей проезжает на каждом типе транспорта).
  6. Посчитать велосипедистов и зафиксировать, где они едут (по тротуару или проезжей части).
  7. Посмотреть на показатель загруженности этого участка в разное время суток в Яндекс-пробках.
  8. Посмотреть на места, количество, тип, причины, виновников ДТП на проектируемом участке.

Это самый минимум. По-хорошему, нужно смотреть не только на сам изучаемый участок, а ещё на то, что его окружает, поэтому нужно будет брать перекрёстки у Бабра и театра кукол, а также Нижне-Амурскую (ныне — 3 Июля).

После анализа этих данных можно выдвигать обоснованную гипотезу. И через год после реконструкции измерить те же самые показатели в тех же самых местах. Ситуация изменилась в лучшую сторону — молодцы, давайте по такой же методологии ещё чего-то улучшать. Ничего не изменилось? Продолжайте изучать, чтобы в будущем было ясно, где ошиблись. Стало хуже — возвращайте всё назад.

Иногда исследовательская часть может быть и достаточно бюджетной, но она должна быть. Нельзя перепроектировать движение в центре города только на основании ничем не подкреплённого мнения начальника ГИ(Б)ДД. Это должны делать настоящие эксперты, например Транспортная лаборатория при Политехе, которая может обосновать решения исследованиями и расчётами.

Нет, Илья Яковлевич, не так

Интересна риторика гаишников. Послушайте или почитайте их интервью. Хотя их организация называется «инспекция по безопасности дорожного движения»», но они же про эту безопасность не говорят, они говорят о пробках. Если бы ведомство называлось ГАИ НБП («Государственная автомобильная инспекция неяйцеголовых по борьбе с пробками»), то у меня никаких вопросов бы не было, но здесь же очевидно: люди с погонами садятся не в свои сани.

А был ли мальчик? С чего вообще Илья Яковлевич Подвойный взял, что в этом месте есть пробки и он приедет на серебристом коне и всё исправит? Вот две гифки, показывающие обычную загруженность этого участка в разное время в разные дни недели. Первую я взял из старой публикации (сентябрь 2018), вторую записал вчера (конец января 2021)

Свежий вариант ещё залил в формате видео и на Ютуб

Как видите, на рассматриваемом участке пробок как не было, так и не появилось. А вот вечерами понедельника и среды пробки есть на Нижне-Амурской. Для этой улицы есть решение, как уменьшить заторы на ней, вот только ГИ(Б)ДД не даёт его реализовать, в частности, препятствуя запуску общественного транспорта на выделенной полосе «против шерсти».

Гаишники могли быть советниками в этом деле, но реализовывала-то проект мэрия. И вот как в июле 2018 года это решение пытался обосновать Андрей Николаевич Пономарёв, начальник департамента дорожной деятельности, в интервью Ирк.ру:

— Федеральный проект «Безопасные и качественные дороги» направлен в первую очередь на обеспечение безопасности дорожного движения, на устранение очагов аварийности по городу. Данный участок у нас всегда был сложным для проезда, кроме того, на нерегулируемом пешеходном переходе происходили ДТП с пострадавшими. Данная реконструкция снимет этот вопрос.

Нет, Андрей Николаевич, не так

Работа по методике «меткого» японского стрелка не делает чести чиновнику.

Один из лучших стрелков из лука в Японии однажды проходил через одну деревню. И увидел, что кто-то стрелял из лука в мишень, и все стрелы попадали точно в цель. Рассматривая результаты стрельбы неизвестного стрелка, лучший мастер понял, что он не лучший. Достав меч для харакири, он хотел покончить с собой. Но местные жители сказали, что это стрелял местный дурачок. Он сначала стреляет, а потом вокруг стрел рисует цель.

Раз Андрей Николаевич говорит об «очагах аварийности» и про ДТП с пострадавшими, наверное, он погружался в вопрос и знает ответ на вопросы:

  1. Действительно ли здесь есть «очаг аварийности»?
  2. Сколько ДТП было за последний год?
  3. Какого рода были ДТП (какая тяжесть, сколько раненых, погибших среди пешеходов, водителей, велосипедистов)?
  4. По чьей вине были ДТП?
  5. Какие факторы влияли на то, что ДТП произошло?
  6. Какие ещё способы снижения ДТП рассматривались и почему их не приняли (особенно интересует, почему решили, что ДТП никуда не денутся после установки светофоров и почему отвергли принятые в прошлом августе предложения Минстроя о хорошо зарекомендовавших себя способах успокоения трафика)?
  7. Какие прогнозы по ДТП ожидаете на этом участке и на новом месте остановки?

Но не думаю, что эта работа проводилась. Потому что тогда бы результаты были совсем иными. Например, можно было бы использовать меры по успокоению трафика и устроить физические островки безопасности для контроля скорости.

Зелёным обозначил неиспользуемую машинами территорию

«Очаг аварийности», который упоминал Пономарёв, — несуществующий термин, под ним следует понимать «аварийно-опасный участок дороги» или «место концентрации дорожно-транспортных происшествий», как его определяет ФЗ «О безопасности дорожного движения» — участок дороги, улицы, не превышающий 1000 метров вне населённого пункта или 200 метров в населённом пункте, либо пересечение дорог, улиц, где в течение отчётного года произошло три и более дорожно-транспортных происшествия одного вида или пять и более дорожно-транспортных происшествий независимо от их вида, в результате которых погибли или были ранены люди.

То есть «очаг аварийности» там, где за год произошло:

  • три однотипных ДТП (гибель и ранение людей при этом не имеет значения);
  • пять любых ДТП, но обязательно с гибелью или ранением хотя бы одного человека.

Вот только здесь не было «очага аварийности», как нет его здесь сейчас. Но вообще в Иркутске они существуют.

Очаги аварийности на январь-2021

Работа с «очагами аварийности», кстати, ведётся несистемная: гаишники пытаются работать со следствиями, а не с причинами, поэтому клюв достали — хвост завяз, хвост достали — клюв завяз. Об этом говорит создатель аналитических сервисов «Карта ДТП» и «Трансметрика» Алексей Радченко.


Андрей Николаевич говорил о том, что здесь происходили ДТП, в том числе и с пострадавшими, вот сейчас и посмотрим, как повлиял перенос остановки и другие рекомендации «экспертов» из ГИ(Б)ДД на ситуацию. Сравним сложный перекрёсток у входа в Иерусалимский парк и участок возле надземного перехода. Смотреть будем по официальным данным, взятым с сайта ГИ(Б)ДД и транслирующихся в удобном виде на сервис «Карта ДТП». Период возьмём одинаковый: 25 месяцев до переноса и 25 месяцев после, то есть период с 31 июля 2016 по 31 августа 2018 и с 1 сентября 2018 по 1 октября 2020.

Для начала — все ДТП с 1 января 2015 года до 30 ноября 2020 года (данные до 2015 года ГИ(Б)ДД не хранит, что плохо, а за декабрь-20 и январь-21 ещё не поступили)

Было

Сперва посередине улицы было спокойно, за два года одно ДТП и то без участия пешеходов.

17 ноября 2016, четверг, 16:20 — вина водителя, нарушение правил перестроения

А на перекрёстке в то же время вроде бы много разного. Четыре ДТП с  пешеходами (остались живы), все по вине водителей, и ещё четыре ДТП без участия пешеходов, их здесь не разбираю, в них вина водителей.

3 сентября 2017, воскресенье, 10:20 — вина водителя. Одно из обстоятельств — отсутствие дорожных знаков в необходимых местах.
5 октября 2017, четверг, 19:30 — вина водителя.
4 февраля 2018, воскресенье, 15:10 — вина водителя, одно из обстоятельств — недостатки зимнего содержания. Видимо, был плохо убран снег.
22 августа 2018, среда, 10:00 — вина водителя (нарушение правил проезда пешеходного перехода).

Стало

После того как перенесли остановку, ситуация на Средне-Амурской заметно ухудшилась.

Опять же не разбираю ДТП с участием только водителей (жёлтые отметки), но и их стало больше

20 апреля 2019, суббота, 18:35 — виноват водитель.
18 сентября 2019, среда, 20:15 — виноват пешеход, переходил через проезжую часть вне пешеходного перехода в зоне его видимости либо при наличии в непосредственной близости подземного (надземного) пешеходного перехода.
9 июля 2020, четверг, 17:00 — вина водителя, он не соблюдал очерёдность проезда и наехал на велосипедиста.

На старом участке ДТП действительно стало меньше. Но ситуация в целом не улучшилась, проблемный участок лишь переехал вниз.

13 августа 2020, четверг, 18:20 —виноват водитель.

Вывод из этой части такой, что улучшить ничего не получилось. В остальных частях я покажу, что много чего ещё испортили.

Изменилось расстояние между остановками

Остановки в городе должны размещаться не где попало, есть снип (СП 42.13330.2016, сеть общественного пассажирского транспорта и пешеходного движения), и он мне кажется вполне рациональным. Отдельно об этом вопросе я писал в посте о разработке ПКРТИ.

Выдержки из него ниже (полная цитата по щелчку на этом тексте)

  1. От дома до остановки должно быть не более 500 м, но в некоторых климатических районах 400 и даже 300.
  1. В центре города от остановки до массовых точек притяжения должно быть не больше 250 м.
  1. Если сложный рельеф и нет фуникулёров или их аналогов, то указанные расстояния нужно уменьшать на 50 м для каждых 10 м перепада рельефа.

Дальность пешеходных подходов до ближайшей остановки общественного пассажирского транспорта следует принимать не более 500 м; указанное расстояние следует уменьшать в климатических подрайонах IА, IБ, IГ и IIА до 300 м, а в климатическом подрайоне IД и IV климатическом районе до 400 м.

В общегородском центре дальность пешеходных подходов до ближайшей остановки общественного пассажирского транспорта от объектов массового посещения должна быть не более 250 м; в производственных и коммунально-складских зонах — не более 400 м от проходных предприятий; в зонах массового отдыха и спорта — не более 800 м от главного входа.

В условиях сложного рельефа, при отсутствии специального подъёмного пассажирского транспорта указанные расстояния следует уменьшать на 50 м на каждые 10 м преодолеваемого перепада рельефа.

Примечание. В районах индивидуальной усадебной застройки дальность пешеходных подходов к ближайшей остановке общественного транспорта может быть увеличена в больших, крупных и крупнейших городах до 600 м, в малых и средних — до 800 м.

Иркутск относится, судя по всему, к району 1В (данные о среднемесячных температурах из Википедии).

Де-юре с транспортной доступностью в этой части города почти прекрасно (голубая заливка), но даже при таком формальном подходе видны дома, которые не обеспечены транспортом.

Зона покрытия остановками и плотность маршрутов показывают неоптимальность сети

Но де-факто ситуация значительно хуже: на этом участке слишком много остановок в одну сторону, когда на противоположной стороне дороги нет павильона и транспорт не останавливается. Это означает, что транспортом по нормативу пассажир обеспечен, но только в одну сторону. Если остановка в разные стороны не находится через дорогу, то это неудобно и жителям ближайших домов, и приезжающим на работу, и тем, кто мог бы сделать в этом месте пересадку.

О пересадках я расскажу чуть ниже, а сейчас покажу, что произошло, когда перенесли остановочный пункт Музыкальный театр при движении в сторону Бабра.

Чисто математически из упомянутого снипа следует, что если до ближайшей остановки в нужную сторону должно быть не более 400 м, то между остановками по одной стороне дороги должно быть не более 800 м, а в районе у театра кукол и музыкального театра — так и вообще 500 м (250 + 250), — потому что и сами эти театры точки притяжения, так ещё напротив первого находятся здоровенные ТЦ «Новый» и рынок; напротив другого — ТЦ «Модный квартал» и вообще вся Слобода.

Давайте посмотрим, какой длины перегоны до и после обсуждаемой остановки при движении в сторону центра, фрагмент Омулевского — Усадьба Сукачёва — Эталон — Театр кукол — Музыкальный театр — Ленина — Художественный музей — Сухэ-Батора:

Было, м 650 700 450 650 700 750 550
Стало, м 650 700 450 950 400 750 550

Как видно, раньше остановки были более-менее равномерно размещены (только более короткий перегон между Эталоном и Театром кукол). И уже тогда остановки хотя и находились в пределах законного и комфортного для людей расстояния, но было отклонение от предписанного оптимума в районе обоих театров. Теперь же перегоны стали неравномерными и один из них выпадает из удобного расстояния. Человеку теперь придётся или существенно раньше выходить, или проезжать лишнего и подниматься в гору.

Мне могут возразить, что зато стало удобнее приезжать в Слободу. Давайте проверим: посмотрите на две диаграммы. Зелёным обозначена условная 10-минутная доступность от остановки. Сперва — от старого места, затем — от нового. Видно, что если рассматривать только территорию так называемого 130-го квартала, то в обоих случаях охваченная площадь примерно одинакова, так что выигрыш во времени сомнителен. К тому же нужно учесть, что по результатам исследования этой территории, которое я делал несколько лет назад, всё чаще молодёжь говорит не «130-й квартал», а «Модный квартал» или просто «Модный». Подразумевает она при этом не только сам торговый центр, но всю территорию квартала вообще. Это говорит и о том, что главная точка притяжения для местных здесь не деревянные домики. А ко входу в здание «Модного квартала» со старой остановки через надземный переход подходить вполне комфортно.

Пострадали маломобильные

Как видно из стандарта, что я цитировал выше, от остановки до входа в театр (как у объекта массового посещения) должно быть не более 250 м. Оба варианта размещения (и до переноса остановки, и после) соответствуют этому параметру.

Однако если раньше вход в театр находился почти в одном уровне с остановкой — там была небольшая лестница из нескольких ступенек и полноценный удобный пандус с малым углом наклона, — то теперь подняться маломобильным людям очень сложно.

Напоминаю, что маломобильные — это не только люди на инвалидных колясках. Это ещё пожилые, травмированные, родители с маленькими детьми, люди с колясками, туристы с рюкзаками или просто пешеходы с грузом. По экспертным оценкам, примерно треть пешеходов можно отнести к маломобильным. Только инвалиды маломобильны всегда, другие люди — в определённые моменты испытывают сложности с перемещением.

Тут подойти-то сложно, не то чтобы подняться

Пожилому человеку сложно подниматься, потому что за эти перила (если этот декоративный бордюр вообще можно классифицировать как перила) неудобно браться. А когда дождь или гололёд, то держаться за что-то обязательно нужно — и как быть? На этой лестнице нет никакого пандуса, поэтому что там говорить про инвалидные коляски, мамам с обычными колясками на этот пик Культуры не взобраться.

Маломобильному сложно перейти дорогу: он просто не сможет воспользоваться надземным переходом. А раньше — смог бы, потому что был пандус.

Подробнее о недопустимости надземных и подземных переходов в современном городе:
поинтерактивнее,
покороче.

Изменилось транспортное поведение

Иркутская маршрутная сеть несовершенна, есть глобальные проблемы (дублирующиеся маршруты), есть локальные (неудачные места остановок; разнесённые остановки для разных видов транспорта).

Раньше у льготников и маломобильных была относительно удобная возможность пересесть с троллейбуса 4, двигавшегося со стороны аэропорта, на троллейбусы, двигающиеся в сторону Солнечного. Они доезжали до Музыкального театра, там быстро пересекали дорогу по переходу без светофора и садились на один из трёх маршрутов, которые едут в сторону плотины. Такая же схема работала раньше и в обратном направлении.

Пересадка на Театре кукол не такая удобная для людей, которым тяжело ходить: нужно пройти 150 м и отстоять один светофор. В обратном направлении эта пересадка вообще не работает. В карусели ниже четыре схемы:

  1. Как люди пересаживались и пересаживаются с троллейбуса со стороны аэропорта на троллейбус в сторону Солнечного. Не самый удобный вариант, но терпимо.
  2. Прежний вариант пересадки с троллейбуса со стороны Солнечного на троллейбус в сторону аэропорта.
  3. Самый простой вариант пересесть с троллейбуса из Солнечного на троллейбус в сторону Аэропорта. Ясно, что так уже никто делать не будет, слишком большой перепробег. А альтернативы какие? Выходить на новой остановке Музыкальный театр и подниматься в гору 150 метров? Или выходить на Театре кукол и идти до Эталона?
  4. А с автобуса из Солнечного здесь вообще никак удобно не пересесть в сторону Аэропорта.

Удобные пересадки на электротранспорте делают общественный транспорт более привлекательным, здесь же ситуация ухудшилась. Если до переноса остановки необходимость перепроектировать размещение остановочных павильонов на Театра кукол не стояла остро, то теперь сложилась ситуация, когда это делать необходимо.

Больше двухсот метров и два пересечения проезжей части — плохое решение для пересадки

Закрыли удобный пешеходный переход

Когда я писал в администрацию, чтобы нарисовали ещё одну зебру на пересечении Казацкой и Канавной (ныне — Красноказачьей и Трудовых резервов), мне сказали, что это нерационально. Там была типичная ситуация с П-образным пешеходным переходом: прямо пройти ПДД разрешают, но только машины не пропускают: зебра-то не нарисована. Поэтому вместо двадцати метров приходится проходить шестьдесят.

Но это ещё ничего — там усложнили жизнь людям всего в три раза. Здесь же ГИ(Б)ДД усложнила её в десять! Вот это да, теперь всё рационально!

Если раньше дорогу можно было пересечь сразу и без светофора (переход был нерегулируемым), то теперь нужно пройти расстояние в десять раз большее, пересечь проезжую часть четыре раза. И везде отстоять на светофорах: они загораются одновременно, и сложно перейти все дороги за одну фазу зелёного. Тем более что сейчас там всё загорожено вредными заборами.

При этом люди как ходили, так и продолжают ходить здесь, даже при отсутствии зебры и пешеходного светофора: есть фаза, когда машинам в этом направлении красный, поэтому переходить здесь не просто быстро, а безопасно. Нужно убрать забор, нарисовать зебру и поставить светофор с пешеходной фазой, раз она и сейчас существует.

Видео от 29 января 2020, я просто шёл мимо

Конечно, здорово, что нарисовали переходы и поставили светофоры через Верхнюю Амурскую (ныне — 25 Октября) и Мастерскую (ныне — Кожова) — они были нужны давным-давно, но зачем при этом нужно было закрывать имеющийся переход?

Перекрёсток до реконструкции

С другой стороны от нового места остановки ближайший официальный наземный переход аж на пересечении с Преображенской (ныне — Тимирязева). И он тоже П-образный, наверное, это очень рационально. Я прямо вижу, как Подвойный перед тем, как зайти в магазин, дважды обходит здание, в котором он находится, ведь движение — жизнь, много ходить — очень рациональное действие.

Тут всё организовано тупо, хотя физические островки безопасности и канализирующие потоки решили бы вопрос безопасности для пешеходов и водителей на этом сложном перекрёстке

Разумеется, люди сейчас переходят дорогу прямо там, где вышли из троллейбуса. Они и раньше перебегали дорогу. Только раньше делали это только сами водители (те самые, которые в других ситуациях не любят перебегающих дорогу пешеходов), а теперь к ним добавились ещё пешеходы. Ну что поделать — если парковка (и остановка) тут, а ближайшие наземные переходы слишком далеко.

Здесь и произошла на этой неделе трагедия, когда водитель троллейбуса убил переходившего здесь улицу человека.

Незаконный переход — 21 м, крюк по лестницам надземного перехода — 449 м, крюк по земле через бабра — 645 м

Путь через надземный переход мог бы быть короче, если бы можно было спуститься по лестнице сразу после окончания проезжей части. Но руководство «Модного квартала» не обслуживает эту лестницу и не открывает доступ к ней.

Хотя по натоптанной тропинке видно, что маршрут востребован

Карман

На новой остановке появился карман. В городе они не нужны и только вредят. Любой гае́ц может сколько угодно говорить о том, что есть гост, но этот гост действует для загородных трасс.

Троллейбус не может подъехать к бордюру вплотную (мешают рога), чем увеличивает время посадки и высадки. Ему легко заехать в карман, но сложно из него выбраться: машины не всегда сразу пропускают.

Неудобный карман — люди заходят в салон не с тротуара, а с проезжей части

Даже если предположить, что карман нужен, его геометрия и глубина реализованы из рук вон плохо, без понимания того, как двигается поток.

Карман настолько глубокий, что машины в нём паркуются перпендикулярно.

И обратите внимание на фото выше — на заднем плане человек перебегает дорогу, и видно, что он не спешит на транспорт. Это один из водителей. Который потом будет возмущаться другими перебегающими.

О том, как карманы помогают образовывать пробки, снижают скорость движения и комфорт пассажиров, уже писал Аркадий Гершман (посты побольше и поменьше), не буду повторяться. Те, кто думает, что всё как раз наоборот, — посмотрите аргументы и критически отнеситесь к тому, что думали раньше. Ну и с новым знанием понаблюдайте за практикой на дорогах.

Остановочный павильон стал ещё хуже

На старой остановке был павильон. На новой остановке сперва долгое время не было павильона, затем появилось недоразумение. ФСИН-дизайн во всей красе. Неудобная, продуваемая, без защиты от солнца, хлипкая, безвкусная. А самое смешное, что скамейка — клавиатура фортепиано с неправильным расположением клавиш. И это возле Дома музыки Дениса Мацуева!

Протёртый до асфальта снег даёт понимание о том, на сколько можно сузить полосы

Что стало лучше

Понятия не имею. Никаких идей. Ноль, зеро, пусто. Если у вас есть предположения — напишите в комментариях, обсудим.

Чего ждать

Вы когда-нибудь слышали, чтобы администрация города признавала свои ошибки и принимала какие-то меры в связи с этим? Если исключить послевыборный период, когда новая команда немножко поливает грязью дела предыдущей команды, чтобы немножко подрасти в глазах народа до тех пор, пока не сделают чего-то сами.

Вот я не припомню, когда кто-то от властей выходил и говорил «Пришла пора просить прощения и извиняться» (если такое было, расскажите). Поэтому остановку, думаю, никто назад не вернёт. Это, конечно, стыд и позорище, но такова реальность. Даже если накосячит одно ведомство, другое будет его прикрывать и оправдывать — круговая порука.

Но, с другой стороны, у нас сейчас новый мэр, новый главный архитектор, вдруг что-то получится. А мнение гаишников должно учитываться только в том случае, если оно подкреплено цифрами, доказывающими, что предлагаемые ими меры приведут к каким-то положительным изменениям в плане безопасности дорожного движения. А пропускная способность, пробки и прочее — это не их ума дело.

Большое спасибо читателям телеграм-канала «Человек-Фёдор» за то, что поучаствовали в краудфёдоринге и помогли подключить Иркутск к сервисам «Карта ДТП» и «Трансметрика».

Форма для разовой благодарности автору ниже. Можете подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку редакции, это даст возможность влиять на темы будущих публикаций.

👅 Вялые члены Общественной палаты

Общественную палату Иркутска сейчас составляют большей частью известные и ресурсные люди, но проблема в том, что они занимают там чужое место. Слишком занятые на основной работе или на каких-то проектах (личных или проектах общественных организаций, к которым эти люди относятся), они оказались неспособны к рутинной административной работе. Они могли бы принести пользу городу, если бы занимались тем, чем занимаются сами по себе, а настоящая, работающая общественная палата (без них) занималась бы ещё чем-то. И вместо одного дела делалось бы больше одного.

Нотабенька. Обсуждение этого поста членами ОП № 6 и горожанами в Фейсбуке.

Виталий Владимирович Барышников (заместитель мэра — председатель комитета по социальной политике и культуре) предлагал тем, кто не вошёл в состав Общественной палаты, всё равно включаться в её работу в роли экспертов. Я знаю людей, которые с радостью бы включились, но только нынешний состав эту регулярную систематическую работу обеспечить не может. Собирается ОП крайне редко (подтверждения ниже), о собраниях и повестке заранее не сообщает.

Мне кажется, более продуктивной была бы обратная схема, когда способные к регулярному посещению заседаний и планомерной работе люди организовывали бы встречи, готовили материалы, занимались исследованиями, взаимодействовали с комитетами мэрии, учреждениями, коммерческими и общественными организациями, пиарили бы работу Общественной палаты. И вот эти люди адресно привлекали бы экспертов, в том числе из тех, кто значится сейчас членами Общественной палаты № 6. И этим экспертам, возможно, даже не надо было бы приходить ни на какие заседания — те же Козак, Маяренков, Салацкая, если их график не позволяет встречаться регулярно, каждые две недели (как от них того требует регламент), с большей вероятностью могли бы найти возможность для консультационных встреч в удобное им время.

Но члены Общественной палаты не желают работать по такой схеме. Видимо, им важнее шашечки, а не ехать. Может быть, они думают, что принадлежность к такого рода организации — какая-то статусная должность, показывающая народное признание заслуг, вроде звания почётного гражданина города. Возможно, они считают, что никаких обязательств это не накладывает, можно продолжать жить как прежде, заниматься тем, чем они занимались бы и без всякой палаты, но независимо, не тратя время на заседания, на общение с органами власти и просто жителями Иркутска. Если вдруг кто-то настолько честолюбив, что ему нужен статус, то никто не будет против дать этому выдающемуся человеку за его заслуги пожизненный статус почётного члена общественной палаты, без каких-либо встречных обязательств. А работают в этом органе пусть другие.

Евгений Юрьевич Стекачёв, председатель иркутской городской думы обещал поднять вопрос на Думе о роспуске ОП осенью 2019 года. Но, насколько я знаю, этого до сих пор не произошло. Может быть, настала пора сдержать слово. Теперь оснований на то стало больше: если раньше было известно о нарушении регламента выборов, теперь ещё очевидно, что люди, прошедшие в неё, не работают.

Обращение, зарегистрированное 5 июня 2020 года

Итак, я отправил в мэрию обращение, в котором задал несколько вопросов. В вопросах я использую стандарт краткой записи ссылок на юридические документы. Ниже эти вопросы и ответ на каждый из них. В некоторых случаях полная версия ответа Юрия Евгеньевича Коренева (председателя общественной палаты № 6 Иркутска) скрыта. В кавычках я даю краткий перевод на человеческий язык, полный ответ из оригинала письма откроется по щелчку на символе ►.

Вопрос о плане работы

Сообщите о дате и месте размещения документа об утверждении плана работы ОП № 6, предусмотренного 2 · 9 Регламента, и содержание самого этого плана.

Ответ о плане работы

«Мы не обязаны публиковать план работы. Актуальный план корректируем из-за пандемии, как закончим — разместим на сайте во вкладке „Общественная палата“. А дату, к которой закончим, — не скажем».

В соответствии с Положением об Общественной палате города Иркутска (далее — Общественная палата), утверждённым постановлением мэра города Иркутска от 14 марта 2008 года № 031-06-451/8 (далее — Положение), Регламентом работы Общественной палаты г. Иркутска шестого созыва, утверждённого решением Общественной палаты города Иркутска шестого созыва от 17 декабря 2019 года (далее — Регламент), план работы Общественной палаты утверждён Советом Общественной палаты 24 декабря 2019 года. Размещение указанного плана работы не предусмотрено муниципальными нормативно-правовыми актами и Регламентом.

Актуальный план работы Общественной палаты на данный момент находится в стадии корректировки и в связи со сложившейся эпидемиологической ситуацией на территории Иркутской области и города Иркутска. После корректировки и утверждения план работы будет размещён на сайте администрации города Иркутска во вкладке «Общественная палата».

Комментарии к ответу о плане работы

Я присутствовал на заседании Общественной палаты, когда представители комиссий должны были рассказать о планах комиссий (прямую текстовую трансляцию вёл в приканальном чате). Хотя опять это заседание проводили тайно, я попал на него (благодаря Сергею Юрьевичу Маяренкову, который сам не пошёл, но меня о собрании предупредил).

Из планов комиссий должна была сформироваться программа Общественной палаты. Но озвученные планы были в лучшем случае планами самих членов в рамках их работы за пределами Общественной палаты — в своих коммерческих или некоммерческих организациях (как было в случае с Дианой Анатольевной Салацкой). В худшем — это были спонтанные выступления на вольную тему, без целей, сроков, ресурсов, ответственных. Так выступили Гольдфарб, Козак, Лесин, Цыганова, Язев. Присланную Кузевановым, который даже не пошёл на заседание, «муру» (по выражению Коренева) начали было зачитывать, но быстро прекратили, потому что председатель сказал, что это «неконструктивно». Единственный глава комиссии, который эту работу выполнил должным образом, — это Ильдус Ильясович Галяутдинов. Подробнее о выступлениях каждого — в письме от 23 декабря рассылки Общественной палаты и в приложении к ответу.

Юрий Евгеньевич в своём ответе должен был бы, по-хорошему, показать ту программу, которая у него была на июнь 2020. Ведь что-то он как минимум к сведению принял на том новогоднем заседании. Эпидемиологическая обстановка осложнилась несколькими месяцами позже. И если она потребовала что-то скорректировать, значит, подразумевается, что это что-то существует. Но показать ничего не могут, потому что нет никакого плана работы. Не иметь план очень выгодно — за его невыполнение ничего не будет.

Вывод 1

С выполнением пункта 2 · 9 Регламента ни председатель, ни главы комиссий, ни члены комиссий, ни просто члены общественной палаты справиться не смогли и программы работы Общественная палата не имеет.

Вопросы об обращениях

Сообщите, по каким вопросам ОП № 6 осуществила подготовку обращений в компетентные органы или должностным лицам, согласно 5 · 3 · 1 Регламента.

Сообщите, по каким вопросам и в какие органы ОП № 6 направила обращения согласно 5 · 3 · 4 Регламента.

Ответы по обращениям

«Мы написали письма: про ипподром; „Ремесленный парк“; про автобусы 80 и 90; про программу „Комфортная городская среда“, о проекте избрания мэра, о благоустройстве сквера 300-летия Иркутска, парков Лисихинского и Парижской коммуны, комплекса „Иерусалимская гора“; о нехватке учителей в школах и их поддержке, о нехватке мест в детсадах; о поддержке НКО; об изменении областного закона „О налоге на имущество организаций“; об общественном контроле за мусором; о работе сферы услуг в карантикулы; о концепции универсального выставочного центра в Иркутске; о многофункциональном молодёжном центре; о включении члена Общественной палаты № 6 в оргкомитет по созданию Дома молодёжи в Иркутске; о поддержке и развитии Горзеленхоза».

За период работы Общественной палаты были подготовлены и направлены следующие письма:

  • по вопросу о сохранении ипподрома руководителю Федеральной антимонопольной службы России, генеральному прокурору Российской Федерации, временно исполняющему обязанности Губернатора Иркутской области, заместителю мэра — председателю комитета по управлению муниципальным имуществом администрации города Иркутска;
  • по вопросу создания культурно-образовательного проекта для горожан «Ремесленный парк» на территории Ботанического сада федерального бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Иркутский государственный университет», направлено письмо исполняющему обязанности ректора федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Иркутский государственный университет»;
  • по вопросу предоставления качественных услуг при пассажирский перевозках на автобусных маршрутах № 80, № 90, направлено письмо заместителю мэра — председателю комитета городского обустройства администрации города Иркутска;
  • по вопросу реализации муниципальной программы «Формирование комфортной городской среды города Иркутска на 2018 — 2022 годы», направлены письма директору областного государственного бюджетного учреждения «Центр компетенций», заместителю председателя комитета — начальнику департамента городской среды комитета городского обустройства администрации города Иркутска, заместителю председателя комитета — главному архитектору комитета по градостроительной политике администрации города Иркутска;
  • о предоставлении проекта избрания мэра города Иркутска согласно новой системы избрания главы города Иркутска, направлено письмо председателю Думы города Иркутска;
  • по вопросу благоустройства в 2020 году Лисихинского парка, сквера 300-летия города Иркутска, парка имени Парижской коммуны, Историко-мемориального комплекса «Иерусалимская гора», направлено письмо заместителю председателя комитета — начальнику департамента городской среды комитета городского обустройства администрации города Иркутска;
  • по вопросу о нехватке учителей в муниципальных бюджетных общеобразовательных учреждениях, реализации программы поддержки педагогического состава на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, а также нехватки дошкольных общеобразовательных мест, направлено письмо начальнику департамента образования комитета по социальной политике и культуре администрации города Иркутска;
  • о встрече с представителем Общественной палаты по вопросам поддержки некоммерческих организаций Иркутской области, направлены письма министру культуры Российской Федерации, руководителю программы «Культура» благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко Е.В. Коноваловой, экспертному Совету Фонда Прохорова;
  • по вопросу создания комитета по экономике администрации города Иркутска, направлены письма председателю Думы города Иркутска, временно исполняющему полномочия главы города Иркутска, вице-мэру города Иркутска, временно исполняющем полномочия главы администрации города Иркутска;
  • о поддержке инициативы Общественной палаты по внесении изменений в Закон Иркутской области «О налоге на имущество организаций», направлены письма вице-мэру города Иркутска, временно исполняющему полномочия главы администрации города, председателю Думы города Иркутска;
  • по объединению и координации усилий в установлении общественного контроля за выполнением государственного контракта на «Оказание услуг по замерам объёмов накопления твёрдых коммунальных отходов на территории Иркутской области и проведению расчётов для определения нормативов твёрдых коммунальных отходов» (№ изв. 013420000012000882), направлены письма главам органов местного самоуправления Иркутской области, Думам муниципальных образований, общественным палатам муниципальных образований;
  • о рассмотрении возможности разработать рекомендации с учётом эпидемиологической ситуации по организации работы организаций общественного питания на летних террасах, а также по организации работы крупных спортивных комплексов, летних пляжей и кинотеатров, крупных торговых центров, направлены письма руководителю Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области, Главному государственному санитарному врачу Иркутской области, советнику государственной гражданской службы Российской Федерации 1 класса;
  • об обсуждении концепции универсального выставочного центра в городе Иркутске, направлено письмо и.о. заместителю мэра — председателю комитета по градостроительной политике администрации города Иркутска;
  • об участии в рассмотрении вопроса о размещении современного многофункционального молодёжного центра на территории города, направлено письмо и. о. министра по молодёжной политике Иркутской области;
  • о включении члена Общественной палаты в состав организационного комитета по созданию Дома молодёжи в городе Иркутске, направлено письмо временно исполняющему обязанности Губернатора Иркутской области;
  • о поддержке и обеспечении развития муниципального унитарного производственного эксплуатационного предприятия зелёного хозяйства г. Иркутска, направлены письма председателю Думы города Иркутска, заместителю мэра — председателю комитета городского обустройства администрации города Иркутска.

Комментарии к ответу про обращения

За год Общественная палата № 6 подготовила пятнадцать писем. Это примерно одно в три недели. Чуть меньше двух писем на одну комиссию. Где-то полписьма на члена. Формально писем было больше — по одному вопросу они иногда направлялись на разные адреса, но по содержанию это с большой долей вероятности один и тот же текст, рассылались копии. Малое количество обращений показывает, что члены палаты не заинтересованы во взаимодействии с внешним миром, а либо выполняют какую-то декоративную, ритуальную функцию, либо вся их работа замыкается на помощи одних членов другим членам.

Поэтому я не буду разбирать каждое письмо (тем более что содержания их я не знаю и не уверен, что с ними дадут ознакомиться: хотели бы — дали бы сразу). Но иногда и темы уже достаточно, чтобы появились некоторые вопросы и ответы. Например, у письма про «Ремесленный парк» есть конкретный выгодоприобретатель — член Общественной палаты № 6 Сизых.

Вывод 2

У общественной палаты № 6 крайне низкий КПД по обращениям. Работа по пунктам 5 · 3 · 1 и 5 · 3 · 4 Регламента выполняется халатно.

Вопрос о посещаемости и личном участии

Сообщите, каким образом фиксируется исполнение 7 · 1 · 1 Регламента (о личном участии каждого члена ОП № 6 в работе Совета, пленарных заседаний, комиссий и рабочих групп). При наличии этой информации прошу предоставить отчёт о посещениях вышеуказанных собраний каждым членом ОП № 6.

Ответ о посещаемости и личном участии

«Мы указываем в протоколах, кто присутствовал на заседании. Но не интересуемся, сколько заседаний прогуливает каждый член».

Исполнение пункта 1 части 1 статьи 7 Регламента фиксируется путём указания в протоколах заседаний списка участников. Согласно регламенту, формирование отчёта о посещении заседаний в отношении каждого члена Общественной палаты не предусмотрено.

Комментарий к ответу о посещаемости и личном участии

Юрий Евгеньевич Коренев отвечает опять же формально. С одной стороны, он прав — все вроде бы взрослые люди и зачем нужен какой-то журнал посещений. С другой — как можно проверить уровень вовлечённости члена в работу? Это можно было бы сделать очень просто: посмотреть в табличку и увидеть, что на заседания условный Иванов не ходит, потому что важный, занятой человек. Ну так и нужно освободить его от ярма работы в Общественной палате и не тяготить мыслями о том, что вот ещё одно заседание прошло без его участия. Пусть он эту энергию направит на благо города, официально работая вне Общественной палаты.

Я начал было в том году вести такую табличку, чтобы посмотреть на три параметра:

  • посещаемость заседаний (заодно и их количество);
  • голосование по вопросам;
  • выдвижение предложений.

Но у меня не очень получилось, бросил: не было возможности заполнять её синхронно с происходящими событиями. Потому что информация о месте и времени очередного заседания не анонсируется, я узнавал о них иногда за несколько часов до начала; протоколы не публикуются своевременно (многих до сих пор нет на сайте и возможно, после выхода этого материала они опять появятся задним числом). Но если бы Общественная палата Иркутска действительно бы работала и если бы её члены выполняли работу добросовестно хотя бы по формальным принципам — то есть хотя бы просто проводили нужное количество собраний, дату и повестку которых публиковали заранее, а затем бы присутствовали, то не было бы нужды скрывать протоколы.

Но даже в таком ущербном виде, с данными за первые несколько месяцев существования Общественной палаты шестого созыва, приведённая выше таблица может показать кое-что:

  • заседаний проводится слишком мало, и посещаемость их невысокая;
  • есть люди, которые систематически пренебрегают посещением заседаний;
  • голосования единодушны с позицией, которую озвучивает председатель;
  • некоторые люди — просто массовка для поднятия рук: не выносят вопросов на обсуждение.

Вывод 3

У членов Общественной палаты № 6 низкая дисциплина и пассивная позиция.

Вопрос о комиссиях

Сообщите, в каких комиссиях состоит каждый член ОП № 6 согласно 7 · 1 · 3 Регламента.

Ответ о комиссиях

«Посмотрите на сайте».

Список членов Общественной палаты — участников комиссий Общественной палаты размещён на официальном сайте администрации города Иркутска во вкладке «Общественная палата» (список прилагается).

Комментарий к ответу о комиссиях

По регламенту каждый член Общественной палаты должен входить как минимум в одну комиссию. На заседании 10 декабря 2019 года в состав комиссий не вошла пятая часть палаты. Позже Барсукова, Гайдарова и Хоменко вписали членами двух комиссий, Дрокова и Шлёнову — одной. Но Жемчужников и Коленов до сих пор (спустя полтора года после выборов) так и не стали членами ни одной комиссии.

Скриншоты с сайта мэрии от 2 января 2021 года со списком комиссий

Вывод 4

Некоторые члены общественной палаты Иркутска № 6 даже не собираются работать, нарушая регламент на протяжении полутора лет. Председателю это поведение безразлично.

Вопрос о заседаниях

Сообщите о датах:

проведённых и планируемых обязательных пленарных заседаний ОП № 6 (согласно 8 · 3 Регламента);

внеочередных пленарных заседаний, их инициаторах, перечень предложенных вопросов и проекты решений по ним согласно 10 · 2 Регламента;

проведённых и планируемых обязательных заседаний Совета ОП, о датах проведения внеочередных заседаний Совета ОП согласно 19 · 1 Регламента;

проведённых и планируемых обязательных ежемесячных заседаний каждой из комиссий ОП № 6, о датах проведения внеочередных заседаний комиссий ОП № 6 согласно 27 · 4 и 28 · 3 Регламента;

проведённых заседаний рабочих групп с указанием, какая из комиссий инициировала её образование (29 · 1 и 29 · 2 Регламента);
проведенных ОП № 6 слушаний по общественно важным проблемам развития города Иркутска, гражданским форумам, конференциям, круглым столам по актуальным вопросам общественной и социально-экономической жизни города Иркутска (статья 36 Регламента);
проведения отчётного доклада об итогах работы за прошедший год и основных задачах на следующий год (статья 38 Регламента).

Также прошу направить мне протоколы по принятым решениям, резолюции и рекомендации в виде текстовых файлов или скан-копий с подлинников, хранящихся в архиве ОП (согласно 17 · 4 Регламента).

Ответ о заседаниях

«Держите протоколы. Комиссии не обязаны собираться ежемесячно. Рабочие группы мы не формировали, слушания, форумы, конференции, круглые столы не проводили. Отчётное заседание за 2019 год не проводили, а вот за 2020 когда-нибудь проведём».

Очередные пленарные заседания Общественной палаты проведены 15 октября 2019 года, 22 октября 2019 года, 12 ноября 2019 года, 10 декабря 2019 года, 17 декабря 2019 года, 12 марта 2020 года. Копии протоколов прилагаются)

Согласно Регламенту, заседания Совета Общественной палаты проводятся по необходимости (копии протоколов прилагаются).

Согласно Регламенту, ежемесячное проведение заседаний комиссий Общественной палаты не является обязательным (копии протоколов прилагаются).

Рабочие группы Общественной палаты по инициативе комиссий не формировались.

Слушания, форумы, конференции, круглые столы Общественной палатой не проводились.

В связи с проведением в декабре 2019 года довыборов в Общественную палату отчётное заседание за 2019 год не проводилось. Отчётное заседание за 2020 год будет проведено в установленном порядке.

Комментарий к ответу о заседаниях

Касательно того, что какие-то собрания организуются по необходимости — всё верно. И раз члены Общественной палаты № 6 решили, что нет необходимости, ну и добро. Вот только тогда неясно, зачем эти люди собирались, зачем формировали какие-то комиссии, если вопросов в Иркутске нет и обсуждать нечего. Зачем им тратить время на редкие, но всё же встречи, зачем им читать про себя неприятную правду и думать, не подлецы ли они? Занимались бы своими делами и жили бы спокойно. Но они же целенаправленно шли сюда, вот чтобы что? Чтобы иметь приписку к должности?

А вот комиссии, кстати говоря, обязаны собираться как минимум ежемесячно. Юрий Евгеньевич лукавит, когда говорит, что комиссии собираются когда захотят. Это не так. В Регламенте написано буквально следующее: «Заседания комиссии Общественной палаты проводятся, как правило, не реже одного раза в месяц».

Комментарий юриста:
При изложении обязательных требований в тексте нормативного документа должны применяться слова «должен», «следует», «необходимо», «обязаны» и производные от них. Как исключение допускается ограничивать обязательность требований словами «как правило», которые означают, что данное требование является преобладающим, а отступление от него должно быть обосновано лицом, применяющим документ.

Председатель Общественной палаты № 6 прячется за размытость неуместного в юридическом документе выражения «как правило». Но любой человек, владеющий не юридическим, а простым русским языком, может задаться вопросом: «А может ли комиссия собираться реже?» Да, если это нарушение правила. Может быть, правила можно нарушать? Наверное, если есть весомые причины. Были ли они у председателей комиссий? Нет никаких, кроме неспособности к общественной работе.

И правила эти о периодичности придумал не я, сами члены проголосовали за этот регламент в 2019 году. Со всеми формулировками, которые там были.

Какой же КПД у палаты по этому параметру? Смотрите.

Пленарные заседания должны проводиться не реже четырёх раз в год, их состоялось четыре в первые полгода работы и одно во вторые полгода (15.10.2019, 12.11.2019, 10.12.2019, 17.12.2019, 12.03.2020).

Заседание без статуса «пленарное» никак не регламентируется по частоте, прошло одно (24 декабря 2019).

Внеочередное заседание проводится по необходимости, есть протоколы о двух таких событиях (14.02.2020, 07.04.2020), но были ли они на самом деле — вопрос спорный, поясню ниже.

Рабочее совещание (количество не регламентируется) прошло одно — 22 октября 2019.

Заседание совета прошло лишь один раз (1 июня 2020), спустя почти год после выборов в Общественную палату. По регламенту совет собирается раз в три месяца.

Каждая комиссия должна собираться не реже раза в месяц, но за год работы заседаний было всего двенадцать, если сложить все заседания всех комиссий. Смотрите. Все при этом начали собираться только в 2020 году.

Комиссия по науке, образованию собиралась 4 и 20 февраля и 24 марта.
Комиссия по городскому развитию (градостроительство, архитектура, ЖКХ и транспорт) собралась 28 января и 18 февраля.
Комиссия по экономике города и предпринимательству собралась 31 января и 16 апреля.
Комиссия по экологии, здравоохранению, демографии, семейным отношениям собралась 3 марта и — дистанционно — 19 октября.
Комиссия по культуре и поддержке гражданских инициатив собралась по документам 20 мая и 6 июня, но лично я присутствовал ещё на одном заседании, которое было 25 февраля.
Комиссия по делам молодёжи, спорту и развитию человеческих ресурсов собралась только один раз (10 марта).
Комиссию по связям с общественностью и сми Станислав Гольдфарб не собирал ни разу.
Неудивительно, что комиссию по вопросам законности, регламента, противодействию коррупции и взаимодействию с правоохранительными органами Вячеслав Лесин тоже не собрал. Иначе бы ему пришлось заниматься вопросами соблюдения регламента членами Общественной палаты.

И о том внеочередном заседании, о котором я думаю, что оно существует только на бумаге. По документам оно прошло в пятницу, 14 февраля. И якобы удалось собрать на внеочередное заседание двадцать шесть человек (члены ОП и Барышников). Притом, что почти всегда заседания проходят по вторникам и внезапно собрать вечером в пятницу для обсуждения одного вопроса столько занятых людей — уже удивительно. Обсуждали вопрос «О предложении по присвоению городу Иркутску почетного звания Российской Федерации „Город трудовой доблести“». И, разумеется, единогласно проголосовали «за».

Но есть ещё кое-что. Я присутствовал на настоящем заседании комиссии по культуре 25 февраля и вёл трансляцию в Телеграм-чате. И в самом конце, когда люди уже расходились, глава комиссии по культуре Салацкая сказала, что в администрации попросили Общественную палату формально выразить поддержку придания Иркутску статуса города трудовой доблести. Голосования не было, но и никто против не высказался, Диана Анатольевна задала вопрос на подтверждение, не против, выходит, палата — и пять присутствующих человек одной из её комиссий сказали за всю палату, что нет.

Вот возникает у меня вопрос. Если за неделю до этого заседания комиссии уже на самом деле прошло совещание целой палаты, на котором присутствовали некоторые из тех же людей, что были потом позже на реальном заседании комиссии, зачем нужно было что-то ещё раз уточнять у небольшого количества людей, если решение единогласно приняли двадцать пять человек? Я думаю, что здесь опять фальсификация, как это не раз делала мэрия — оформление чего-нибудь задним числом.

В общем, если вы сможете мне помочь и подтвердить, что Алиев, Барсуков, Гайдаров, Галяутдинов, Днепровский, Жемчужников, Козак, Коленов, Коренев, Кузеванов, Лесин, Малинович, Мещанинов, Неверов, Попова, Присяжникова, Сигал, Сизых, Стегайло, Тучкова, Филиппов, Хоменко, Цыганова, Шлёнова, Язев не могли быть в Доме Европы 14 февраля 2019 года в районе 16:00...17:00, буду очень признателен. Потому что пока моё слово против их бумажки.

И этот факт заставляет меня задуматься — а все ли остальные заседания прошли в реальности?

Ну и по всем этим заседаниям (реальным и мнимым ) главная претензия — это то, что о них не предупреждали заранее и простые иркутяне не могли присутствовать. А чаще всего не предупреждали даже задним числом.

Мне кажется, что ежемесячных встреч в рамках одного направления может быть достаточно. Потому что остальное можно решать и дистанционно, а здесь будет возможность встречаться с народом, с обществом. Если есть задача с ним взаимодействовать. Общественная палата занимает шикарный Дом Европы, и в нём должна бурлить жизнь и кипеть работа. Посчитайте сами. Восемь комиссий, восемь заседаний в месяц — то есть дважды в неделю должны быть какие-то собрания. А если ещё собирать рабочие группы, устраивать слушания, форумы, конференции, круглые столы, как то предполагает регламент, то сколько всего можно было бы сделать!

Вывод 5

Общественная палата Иркутска № 6 не заинтересована в том, чтобы работать. Это собрание прогульщиков. Ни один из её членов не стал бы держать у себя на работе человека, который пропускает 95 % времени и при этом выдаёт весьма посредственный количественный результат (письма мы считали выше) и вообще неизмеримый качественный. Тем не менее они считают вправе прогуливать работу самим и думают, что мы, общество, с этим согласимся.

Вопрос о кодексе этики

Сообщите о дате принятия и месте размещения Кодекса этики членов ОП № 6, предусмотренного статьёй 8 Регламента.

Ответ о кодексе этики


«Кодекс этики мы так и не разработали».
Согласно Регламенту, Кодекс этики членов Общественной палаты разрабатывается Советом Общественной палаты. Указанный Кодекс будет представлен на утверждение Общественной палаты на пленарном заседании после завершения его разработки.

Комментарий к ответу о кодексе этики

Прошёл год после выборов и полгода после принятия регламента. Но кодекса нет. Это письмо, повторюсь, июньское. Сейчас январь — то есть прошло ещё полгода, а кодекса, насколько мне известно, так и не появилось.

Вывод 6.

Общественная палата № 6 не заинтересована в том, чтобы появился кодекс этики, потому что после этого возникнет ситуация, когда нужно будет этот кодекс применять. И тогда выяснится, что палату придётся распустить.


С ответа Юрия Евгеньевича Коренева на мои вопросы прошло полголда. Всего шестой созыв Общественной палаты существует уже полтора года. Заседания, письма, конечно, хорошо, но вы слышали о реальных делах за эти восемнадцать месяцев, которые сделала палата? Говорить можно много, но есть ли что-то такое, что этот орган может показать как результат деятельности объединения тридцати с чем-то людей? Не как отдельные люди, которые в него входят и что-то действительно делают (выставки, мастер-классы), а вот именно в таком качестве? Вот и я не слышал.

Даже при советской власти председатель палаты после такого разбора должен был бы подать в отставку. Вероятно, каждый глава комиссии тоже должен был бы подать в отставку, чтобы сохранить лицо. Каждый член, если у него есть честь и достоинство, должен признать, что он не справляется со своей работой в Общественной палате.

Повторю то, что писал в самом начале: многие эти люди замечательные, деятельные, нужны нашему городу, но — не в этом качестве. Своей бездеятельностью на посту в Общественной палате они отнимают у нас, у горожан, этот представительный орган. Вот Роман Дмитриевич Малинович не понимает этого и смешивает своих баранов с государственными.

Конечно, не у всех членов палаты хватит сил признать реальное положение дел, возможно, линия защиты будет такой, чтобы не отвечать за то, что не сделали они, будут спрашивать, что сделал я, ну например, что-то вроде: «Взрослый мужик, а какой-то хернёй мается, кляузы пишет. Лучше бы шёл к нам волонтёром в детское отделение СПИД-Центра, стены расписывать. Вот это реальное, хорошее дело и нам рук не хватает». Не дайте ввести себя в заблуждение. Давайте сперва разберёмся с теми, кто брал на себя обязательства и их не выполнил, а потом давайте о том, что делаю я. Но потом.

Этот пост я планировал выпустить летом, в годовщину так называемых выборов в палату. Запросил к этому сроку в мэрии список всего, что касалось работы Общественной палаты, чтобы не с моих слов вы увидели, что её члены не делают того, что они обязались делать, а со слов выгодоприобретателей-нанимателей, то есть со слов самой городской администрации. И если вы сомневаетесь, что я что-то изложил неправильно, вы можете точно так же отправить официальный запрос и получить точно такой же ответ.

Но читатели посоветовали подождать с этим постом хотя бы до осени, потому что были выборы Кобзева. Депутатские выборы в прошлом году помешали нормальному освещению событий вокруг моего протеста. И было бы неправильно, чтобы сейчас поднимаемая тема опять подзамялась, уже в связи с губернаторскими выборами. Опять бы спекулировали какой-то возможной заинтересованностью использования этой ситуации для каких-то политических целей. Я могу себе позволить действовать от себя. Открыто, с прозрачной позицией, с чёткими аргументами.

Форма для разовой благодарности автору ниже. Можете подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку редакции.

Ранее Ctrl + ↓