3 заметки с тегом

Франция

🎼 Тилацин

Прилетел в гости Сергей Кузнецов. Он — один из основных поставщиков новой музыки и фильмов. Всегда показывает что-то новое и интересное. Сейчас среди прочего открыл для меня французского музыканта Тилацина (творческий псевдоним саксофониста Вильяма Риза [William Reze]). Сергей Дмитриевич прислал название конкретного трека, я уже не помню, какого, забиваю его в Эпломузыке, а там кроме песен и альбомов показываются клипы. Картинка красивая.

Этот музыкант снимает те места, где бывает и музыку пишет на основании впечатлений, которые здесь получает. Выглядит впечатляюще. Возможно, оператор не он сам, но смотрится цельно с музыкой, связно.

И смотрю я на сочные превьюшки клипов, а тут бац — деревянные наличники. И вижу, что Тилацин приезжал в Иркутск пять лет назад и его снимал! Даже знакомые есть — Борисовна в эпизоде с колоколами.

Немного раскидистой клюквы (о количестве бурят в Иркутке)

Ролик показывает, что у нас очень красивая природа и что пока мы не можем этим нормально пользоваться, всё у нас грязное, уродливое. Какие-то фавелы и остатки великой цивилизации кое-где видны. Совсем по-другому у него сняты северные страны (посмотрите в Ютубе или на Эпломузыке). Да, они меньше дают повода и возможности снять плохое, но всё равно, этот фокус на негативе настораживает.

В Иркутске он встречался с музыкантами ансамбля аутентичной музыки Александра Рогачевского «Затопленные песни».

Вдохновлённый песней «На почтовом дому» из села Парилово Братского района написал отдельный трек

Это был в рамках его поездки по Транссибу. На Ютуб-канале Тилацина есть отдельный плейлист с этим путешествием, и отдельный плейлист с альбомом. Иркутска и области в какой-то степени касались ещё несколько. Вот поездка на Байкал

Визит к шаману

И ту-ту дальше.

В заглавном титре опечатка

Интересно, что в том же году, когда по Иркутску ездил Тилацин, я встретил на Глазковском мосту ирландского велосипедиста Питера Харрисона, который ехал куда-то в Китай. Познакомились, забрал к себе на недельку пожить. Он тоже придумывал музыку и записывал её в Гаражбенде на Айпаде, видео снимал на него же, монтировал там же. Использовал звуки окружающих предметов (звяк цепи, стук гальки). Результат не был таким профессиональным, как у Тилацина но это очень мило. Мне кажется, что любой человек должен быть образован на столько, чтобы смочь написать небольшую песню, подыгрывая себе на каком-нибудь инструменте. Показал бы здесь видео Питера, но Ютуб не сохранил.

📖 Французские дети не плюются едой

Первая книга издательства «Синдбад», что мы с женой купили на Иркутском книжном фестивале и о которой не пожалели. Ещё две оказались сильно не очень, до четвёртой пока никто из нас не доберётся.

«Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа» / Памела Друкерман; [пер. с англ. Ю. Змеевой]. — М: Синдбад, 2017 — 384 с. — (Мировые родители)., тираж 7000 экземпляров. ИСБН 978-5-00131-128-7

Сразу отмечу, что для меня было удивлением узнать, что это монструозное, но запоминающееся название — не наша локализация, ведь значально книга называлась «Воспитание малыша» (это написано на титуле и в выходных данных). Причём использовалось такой вариант слова «воспитание», у которого смысл — «взращивание».

Bringing Up Bébé

Плюющиеся дети появились во втором английском издании, да так это и пошло по миру.

Памела Друкерман пересказывает увиденный французский опыт и даёт советы по воспитанию детей от рождения и где-то до школы. Только с поправкой на то, что французы своих детей не воспитывают, а растят. Книга не столько о том, что нужно делать, сколько о том, для чего это нужно делать. В наших реалиях не всё что получится.

Отношение французов к детям мне импонирует. К ним с самого начала относятся не как к неразумным существам, животным или инопланетянам, а как к настоящим людям, только маленького роста. Про то же самое — в книге Юлии Борисовны Гиппенрейтер.

Эти люди заслуживают достойного отношения — французы вовсе не стремятся к тому, чтобы их дети были бессловесными существами и подчинялись беспрекословно. У взрослых есть своё мнение, есть чувство собственного достоинства — значит, они есть и у детей. Единственное, чего у детей мало, так это опыта, нужно делать скидку только на это.

Глубоко ошибочно считать, что раз опыта нет, то нужно всё делать примитивно. Как раз наоборот, нужно как можно внимательнее стараться, чтобы не огрубить вкус и не изуродовать человека. Что же делают у нас. Вот, скажем, возьмём визуальную культуру. Почему-то кажется, что для детей всё нужно окрашивать тупыми, но яркими цветами. Эта ограниченная палитра везде — в игрушках, книжках, детских площадках.

Рязанская область (Ерахтур и Рязань)

Если бы взрослые относились к детям как к себе, никогда бы не было подобного, а было бы что-то более сдержанное. Не надо думать, что это как-то скучненько — на детской площадке дети должны видеть других детей, они должны быть заметны, а не инфраструктурные объекты.

Хорошие детские площадки, — Москва (фото Стаса Соколова) и Иркутск

То же самое и с музыкой. Современная музыкальная культура в детских садах и школах формируется подобными песнями.

«Злую тучку наказали», слова Юрия Энтина, музыка Давида Тухманова

Сама по себе эта песня, может быть, и ничего — как песня для пения детсадовцами, а не для слушания — пять нот и два аккорда. Но какая угрёбищная у неё аранжировка! А ведь сейчас для детских песен сто двадцать ударов в минуту с долбёжкой басами — норма. Я не против электроники, синтезаторов, танцевальной музыки, но это отдельный жанр не для постоянного использования. Мне кажется, что базу для ребёнка должны формировать:

  • академическая музыка — можно даже попробовать обойтись без популярных, вроде «Времён года» Вивальди и Чайковского, а знакомить, например, с Фрескобальди.
  • настоящая народная музыка (в случае России — никакой «Калинки-малинки», например).

А кроме этих двух основных элементов, можно давать для ознакомления и всё остальное — джаз, блюз, регги, фанк, рок, латиноамериканскую и прочую этническую музыку. В том числе и какую-нибудь электронную долбёжку.

При этом нужно как можно чаще использовать живое исполнение, и не в формате: «вот, дети, посмотрите, это — гармонь, а это — гитара», и остальные три года в детсаду — погружение в музыку через блютуз-колонку.

Ну и раз зашёл разговор про музыку, давайте немного поговорим про американских уже детей. Конечно, кино — пропаганда и сказки, но некоторые вещи, которые там присутствуют, хотя бы в какой-то степени правдивы. В голливудских фильмах, кроме непременных спортивных команд, часто присутствуют школьные оркестры. То есть какое-то значительное количество детей пусть не очень профессионально, но учится играть на каком-то музыкальном инструменте, хоть на большом барабане стучит. А сколько школьных оркестров в Иркутске?

В современной России, при оголтелом детоцентризме, дети — второй или третий сорт. Попытка поставить их на один уровень с собой может вызвать непонимание и даже агрессию со стороны родителей. Например, вот я, когда работал в школе, обращался к ученикам на вы, Умная Маша тоже так делает, потому что разбирается. Но родители недоумевают.

Когда дети произносят «спасибо» и «пожалуйста», всем известные «волшебные слова», они в какой-то мере играют подчинённую роль: взрослый что-то сделал для них («спасибо») или они просят его о чём-то («пожалуйста»). Но «здравствуйте» и «до свидания» ставят ребёнка на один уровень со взрослым. И укрепляют их уверенность в том, что они — полноправные «маленькие люди».

Родители во Франции велят своим детям «быть мудрее». Это выражение — sois sage — означает у них примерно то же, что у нас «веди себя хорошо». Но значение его намного глубже. Потому что ребёнок — личность, а не раб родителя. При этом детям позволяется не всё — так же, как и взрослым. Памела в книге говорит, что рамки нужны, иначе ребёнок ощущает себя потерянным, они придают уверенность, потому что без запретов дети потерялись бы в море своих желаний. («По природе своей человек не знает границ»).

В общем, рекомендую вам эту книгу, даже если не будете никого рожать и растить, книгу всё рекомендую прочесть, чтобы узнать, а как ещё можно. Потому что вас окружают маленькие люди, которые требуют к себе уважительного, а не снисходительного отношения.

Оформление

Обложка

У меня издание в мягком переплёте, но, думаю, что этому предшествовало издание в твёрдом переплёте, обратная ситуация — реже.

Оформление обложки полностью повторяет англоязычное издание этой и следующей книги Друкерман. У «Синдбада» оно стало базой для целой серии книг «Мировые родители», куда вошли произведения и других авторов. Не знаю, есть ли подобная серия за границей и подразумевала ли лицензия на издание такое использование оформления.

При этом скопировали плохо. Посмотрите, как соединяются каллиграфические буквы в оригинале, а как — у нас. Очень плохие стыки везде, их нужно было править вручную. Особенно страшный разрыв между у и з. Такая небрежность допустима где-то ещё, но не на обложке. Шрифт, кстати, кириллизован плохо — посмотрите на букву к — это же k!

Блок

Блок отпечатан на газетной бумаге, книжка по ощущениям невесома (кухонные весы говорят — 217 г). Эта лёгкость соотносится с лёгкостью повествования. Но рыхлость и серость бумаги слабо отсылает к европейской эстетике.

Вёрстка основного текста достаточно аккуратная, но использование рукописного шрифта — навязчиво-раздражающее. Хотя молодым мамам, которым, в общем-то, и адресована книга, это должно было, по задумке дизайнера, показаться очень милым.

В конце русского издания нет того, что есть в оригинальном, — алфавитного указателя, а он был бы уместен.

В начале книги есть словарь французских воспитательных терминов, но этого недостаточно, может быть полезным и указание на то, где в самой книге упоминается какой-то термин и в каком контексте.

Эту книгу не продаю (наоборот, купил продолжение), но есть книги, от которых мы избавляемся, — даром и за бесценок.

Проголосовать за следующую рецензию из шорт-листа можно бесплатно в Телеграм-канале «Человек-Фёдор».

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти.

📖 Французская классическая эпиграмма

Книгу купил в букинистическом «Букбокс»

© Издательство «Художественная литература», 1979 г. Состав, переводы, предисловие, комментарии, оформление. Тираж 25 000 экземпляров. Цена 1,8 ₽

Сдано в набор 5 июля 1977, подписано к печати — 5 мая 1978, а год выпуска — 1979. Интересно, что там за драма была — долго согласовывали криповые иллюстрации?

Перевод всех эпиграмм сделал Владимир Соловьёв. Предисловие написал Михайлов (Александр Алексеевич?). Издание оформлено Владимиром Носковым. Я книгу и выбрал по одёжке: небольшой формат и гравюры в две контрастные краски очень подкупали. Об оформлении я напишу в конце поста.

Автора предисловия я вынес не случайно. Без него понять жанр было бы сложнее. Я всегда читаю не только основной текст книги, а все предисловия, вступления, послесловия и вам рекомендую — помогает понять контекст, навести фокус. Без А. Михайлова я бы не узнал, что было две разновидности эпиграмм — антологическая (античная) и сатирическая (где наибольшего успеха добились французы). О том, как жанр развивался от пресного констатирующего короткого стихотворения до ироничного, саркастического высказывания. Как затем, на излёте, он от высмеивания дошёл до поучений и превратился в басню. А там, с размазыванием границ жанра, наступил упадок и где сейчас эти эпиграммы?

Эпиграммы собраны в хронологическом порядке, чтобы показать трёхсотлетнее развитие жанра. Стихи достаточно разнообразны — некоторые сейчас кажутся беззубыми (возможно, я вне контекста или тогда люди были чувствительнее). Есть скабрёзные — про похоть, флатуленцию, пьянство.

Многие, хотя звучат старомодно, но содержание совершенно современное. Вот вам про Инстаграм-див каких-нибудь.

Бернар де Ла Моннуа
На некоторых придворных дам
Они, поддельные снаружи,
Поддельны и в душе к тому же.
Румян и фальши их лиши,
Лишишь и тела, и души. 

А вот про российскую судебную систему.

Жан-Батист Руссо
Совет судьи
— Начать ли тяжбу мне с моим соседом? — 
У одного судьи спросил истец.
— В Сорбонну обратись к законоведам, —
Подумав, посоветовал мудрец. —
Коль выяснится с самого начала,
Что все права на стороне твоей,
То лучше не судись — надежды мало;
Коль на чужой — судись и не робей.

Сами знаете о ком.

Робер Понс де Вердер
Соглашателю
Во всём согласен ты со мною.
И, право, это не беда.
Но, чтобы, друг, нас было двое, 
Противоречь хоть иногда.

Оформление

Формат книги выбран удачно: каждая эпиграмма должна быть на своей странице, шрифт при этом не должен быть конским — всё же не детская литература. Поэтому всё естественно — небольшому жанру небольшой формат.

Обложка перетянута тканевым переплёным материалом в тон одной из красок, исользовавшихся в гравюрах. Тиснение золотой фольгой и красноватой краской, которая выглядит глухо на переплёте, а когда попадает на фольгу, то в этом месте блестит перламутрово-красным (заметнее всего эти точки не корешке). Необычно.

Есть суперобложка. Ничего необычного — глянцевая ламинация, две двуцветные иллюстрации. Я уверен, что там нет чёрной краски, а этот эффект проявляется в местах наложения бирюзовой и бордовой.

Переливчатые точки на фотографии не видны, вживую сам не сразу заметил

Обрез покрашен серым, но только сверху — не обращал раньше внимания, может, и были какие-то ещё книги, где с обрезом поступали аналогично, поэтому пока не знаю, чем обусловлено такое решение.

Каптал тоже серый, в тон обрезу. Выглядит хорошо. А вот ляссе — скорее белое. Могли бы сделать и серым, но мне кажется, это было бы хуже: оно было бы больше на себя брало внимания во время чтения. А так — даже заметнее, где закладка.

Форзац и нахзац одинаковые. Но хорошо, что их вообще оформили, не посчитали это излишеством.

Бумага глянцевая матовая. Спасибо, что не глянцевая, но всё равно я считаю, что меловка для такого издания — ошибочный выбор. Конечно, в СССР конца семидесятых не было такого выбора, как у нас сейчас, поэтому — можно понять и простить. Спустя сорок лет бумага приятно немного пожелтела, но блики никуда не делись. Поэтому сложно было фотографировать.

Печать высокая. Соответствует.

Вёрстка

Гарнитура Елизаветинская. Почти предсказуемый выбор. На том советском безрыбье тут могла оказаться ещё Академическая, например и ещё Балтика или Банниковская. Ну и хорошо, что Елизаветинская (обожаю её щ). Потому что я видел её крайне редко, чаще в таких целях использовали Академическую.

Набор классический. Читать текст было легко, хотя заглавные в заголовках я бы раздвинул.

А вот пользоваться комментариями было трудно. Они были не на каждую эпиграмму, но прочитать сначала их все, а потом — комментарии — плохой вариант. Потому что иногда для понимания эпиграммы нужно было знать контекст прямо сразу. А иногда это было невозможно, потому что и какие-то термины устарели — перелой, например, и какие-то моменты истории Франции широкому кругу людей, подвергшихся советско-российскому образованию, непонятны. После каждой эпиграммы открывать комментарии и сверяться, нет ли там чего-то такого, что сделает её смысл понятнее или богаче — неудобно.

Я бы решил это иначе. Определения некоторых слов написал бы прямо на той же полосе в сноске. А большие комментарии (краткие биографические сведения об авторе, например), так и оставил бы в конце, но поставил бы метку, что конкретно к этому стихотворению есть дополнительный материал. А там человек бы уже сам решал — нужно ему это или нет.

Иллюстрации

Работы Владимира Николаева очень образные. И печать дуотоном выглядит очень эффектно.

Эта книга не продаётся. Зато продаются (и отдаются даром) другие.

Проголосовать за следующую рецензию из шорт-листа можно бесплатно в  Телеграм-канале «Человек-Фёдор».

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти.