4 заметки с тегом

детство

📖 Незабываемое будущее

Книга мне близка и интересна по многим причинам. Первая — я проходил практику в рязанской Школе № 51, работавшей под руководством Ольги Николаевны Маслюк по методике Игоря Петровича Иванова (я потом диплом по этой же школе писал); последняя — сейчас наше ТО работает над книгой, где присутствует тема воспитания в утопическом (естественно, неминуемо тоталитарном) обществе светлого будущего.

Лучше всего вам не читать мою рецензию, а ознакомиться со статьёй Дарьи Владимировны на «Постнауке».

В начале книги автор рассказывает о концепциях детства — каким его видели в разных частях света. Но с упором на европейскую традицию и американскую традиции. Причём европейская больше с английским уклоном. Потому что если везде было так, то у французов до сих пор было бы иначе, но ведь нет же — они видят в детях таких же людей, только маленьких. И меня нельзя обвинить в симпатиях к СССР и нацистской Германии, где ребёнок воспринимался как партнёр, дети активно участвовали в жизни взрослых, но мне кажется, что это правильное направление. Нужно только знать меру.

Затем раскрывается эта идея — как мир детей обычно сосуществовал с миром взрослых и как в нём появилась и некоторое время жила мутация — коммунарское движение.

Феномен его был в том, что это своего рода итальянская забастовка во имя всего хорошего. В стране была идеология, утопическая идея и коммунары вдруг искренне поверили в то, что нужно жить вот как, как написано. Что делало их чужими и обывателям, и обычным неидейным коммунистическим функционерам.
Они настолько верили в идеалы коммунистического никогда и в правила игры своей коммуны, что исключили из Коммуны самого Иванова за неэтичный проступок:

Заметим, что одной из причин исключения И. П. Иванова из Коммуны стала именно его неискренность с коммунарами: «<…> развернул перед нами аккуратные схемы-планы на больших листах. Вверху каждого листа было написано: „Научный руководитель…“. <…> Вот эта строчка, этот пустяк и определили исход дела. „Научный руководитель“! Опять то же самое. Выходит, всё это было игрой, „научной работой“, экспериментом». То, что для И. П. Иванова Коммуна оказалась не только «борьбой за счастье людей», но и просто работой — «педагогическим экспериментом» — сильно потрясло коммунаров.

Коммунары по какой-то причине как будто не замечали диглоссию советского общества (которую не осознавали или воспринимали как что-то естественное другие советские). Но несовпадение между тем, что писали классики марксизма-ленинизма и тем, что их окружает коммунары видели.

Чтение В. И. Ленина было одним из коммунарских занятий, и руководителей Коммуны не смущало, что подростки увидят какие-то противоречия: «Мы стали читать „Философские тетради“ Ленина. Мы читали вслух, потом каждый садился сам. <…> Мы уже увидели все те противоречия между вещами».

Но какой удар они испытали, наверное, когда выехали из единственного европейского города РСФСР в село. И увидели, как с коммунизмом обстоят дела

«Мы тогда приехали в Ефимию, увидели, как коров трактором на поля вывозили. Они были такие измождённые, истощённые, что их привязывали рогами к трактору и тащили на поле, чтобы они поели травы. <…> Мы же не думали, что такое сейчас существует! Мы жили все в коммуналках, <…> но тем не менее то, что мы увидели в деревнях, даже в нашем понимании казалось нищетой».

«Ефимовский район, где тогда было трудно, даже дороги туда не было, трудно было с транспортом, нас иногда вытягивал тягач или трактор. Восемь лет назад там ещё были молодые ребята, которые ещё не видели паровоза. <…> И вот мы туда поехали помогать людям».

«Первая трудовая деятельность — в колхозе: прополка и прореживание, пропололи десять гектаров, работали по шесть-десять часов. Работа однообразная, и трудно её увидеть. Почва там очень плохая, глинистая, когда полешь, не видно, что выпалывать. Во время дождя можно ходить только в сапогах. <…> Но приходил бригадир колхоза и умолял поработать, говорил, что людей у них нет, одни только старики и старухи. <…> Мы иногда им предлагали заканчивать работу, но ребята не уходили. Иногда, если днём был дождь, а ночью светила луна, ребята шли работать и ночью. <…> Они понимали позицию гражданина».

Пожалуй, я лучше остановлюсь. Потому что говорить об этой книге и вопросах, в ней поднимающихся, мне хочется много, долго (посмотрите, сколько закладок!). Может быть, позже напишу какие-то отдельные посты на Бусти, уже не в формате обзора книги.

Оформление

При создании книги допущен только один серьёзный недочёт. Вместо того, чтобы использовать швейно-клеевое соединение (ШКС), использовали просто склейку (КБС). В результате — книга даже у меня пострадала, блок в начале отходит от обложки. Поэтому теперь эту книгу никому не смогу дать почитать. Продавать её не собирался есть другие для этого.

Оформление обложки какое надо. Леттеринг в советском стиле и глич. Хотя леттеринг не без недостатков, но я считаю, что для бесплатной работы и в контексте такого содержания это всё очень достойно. Интересно, что на обороте указана цена за книжку, как было при плановой экономике.

На обложке используется шрифт Купрум Ивана Гладких. В основном наборе — шрифты Александры Корольковой — пара ПТ Санс (для комментариев, колонтитулов, шмуцтитулов) и ПТ Сериф (для всего остального). Все эти шрифты бесплатные — а какими же ещё они могли быть, — если в издательстве волонтёры работают на безвозмездной основе, да и книжка про СССР. Жаль, что при издании книги не указали, какие использовались шрифты и бумага. Умирает традиция.

Свёрстано аккуратно (только не хватает пробелов в инициалах), опечаток — почти нет. Выдержан баланс между строгостью, с которой бы оформлялась какая-нибудь монография и нонфикшном.

Форзац белый и простой. В этом издании это не недочёт. Можно было усилить, но то, что есть уже хорошо. Каптал белый.

Бумага — лёгкая, мелкопористая, едва жёлтоватая. Очень приятная и наощупь, и внешне. Соотносится с тем, о чём книга.

Укорять издательство за небольшие недостатки не стоит. Всё сделано на приличном уровне, учитывая, что это подвижничество. Ставить в вину, например, использование в выходных данных х вместо × так же глупо, как если бы вдруг кто-то начал возмущаться, что у меня фотографии, что я снимаю просто под дневным светом на Айфон — тёмные и с геометрическими искажениями.

Проголосовать за следующую рецензию из шорт-листа можно бесплатно в  Телеграм-канале «Человек-Фёдор».

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти. Для доноров есть бонусы.

📖 Книжная прошивка

Отец проводит небольшое исследование своего круга, задаёт людям вопрос — какие книги запомнились из детства, чтобы понять, что делает людям базовую прошивку. Когда итоги будут подведены, я попрошу результаты для публикации в обобщённом виде — без указания имён, только названия книг, от наиболее часто упоминаемых к самым редким. Можете поучаствовать — напишите в комментариях список из тридцати книг, не получится только из детства, будут какие-то важные из молодости, зрелости, старости — пишите их. Если сдадитесь на десяти или двадцати — лучше не публикуйте. Если вдруг наберёте больше тридцати, это хорошо — самое сложное вы уже сделали, теперь почистите лишнее.

Работа тяжёлая, я готовил список месяца два. Было сложно определить, что включать, что — нет. Для себя решил так, что если перечитывал книгу, то вероятность того, что она повлияла на меня, выше. Сложно было вспомнить — что читал именно в детстве и что вообще считать этим самым детством, но тоже как-то извернулся. Если это не что-то личное, то в комментариях тоже можете написать, где прошла граница детства — первые похороны, первая сигарета, первый коитус, первая пьянка до беспамятства, первый концерт или что-то ещё.

Книги перечисляю не по алфавиту и не по времени прочтения, а как-то случайно. Но для удобства собрал в группы.

Журнал «Трамвай»

Другого такого журнала я больше не встречал. Тем более — детского. Никакой «Сибирячок» рядом не стоит. Ещё читал «Костёр», «Мишу», «Пионер» (было две подшивки годов шестидесятых, часто перечитывал, некоторые рассказы помню и сейчас). Но всё это меркнет по сравнению с «Трамваем». Причём его иллюстрации повлияли на меня больше, чем тексты. Хочу иметь полное собрание в бумаге (можно репринт), прямо небольшая мечта. Здесь, в Иркутске, нашли дома несколько выпусков. Ностальгия захлестнула.


Сказки

Легенды и сказания Древней Греции и Древнего Рима

Именно это издание видел у многих знакомых. В этих мифах какой-то особый притягательный мир. Понятно, что ни тогда, ни сейчас смысла многих легенд не считываю. Античность — это вам не просто так.


Итальянские сказки

Когда искал обложку, то узнал, что было ещё по меньшей мере два выпуска в той же серии. Если говорить о народных и псевдонародных, то читал, конечно, ещё и русские (особенно люб сборник «Как мужик ведьму подкараулил»), вьетнамские (там были потрясающие иллюстрации), каких-то малых народов Сибири (сейчас-то понятно, что это всё творчество советских писателей) — там были хорошие чёрно-белые иллюстрации и необычные образы. Сказки тысячи и одной ночи начинал, но не зашли — какая-то не та эстетика. И больше всего мне запомнились именно эти, итальянские.


Книга о судах и судьях

Сборник сказок разных народов, где разбирались разного рода споры, тяжбы. Среди историй о разного рода хитрецах, ворах и мошенниках в мирах животных и людей были и какие-то такие, которые, наверное, и не должны были попасть в детский сборник. Например, как один молодой человек спорил с двумя сёстрами, что он каждую возьмёт десять раз. Я вот читая, никак ни мог понять, куда он их брал девятнадцать раз, почему про это ничего не сказано, как же судья их рассудить-то смог без таких деталей?


Следующие три книги хотя и изданы в одном томе, но я их разделю

Алиса в Стране чудес и Алиса в Зазеркалье, (Льюис Кэрролл
«Алиса...» тут была в переводе Заходера, если не путаю. Читал ещё версию Набокова, но пошло хуже. Интересно посмотреть, какой перевод недавно сделал Евгений Клюев.

Всё, что во мне есть абсурдного — отсюда, от Кэрролла.

Сказки Оскара Уальда
Это какие-то травмирующие сказки, их нельзя, наверное, нынешним детям давать читать. Мне было тяжко и, в то же время, приятно возвращаться к ним опять и опять. Они делали больно не так, как Андерсен (которого я тоже перечитывал, но не любил), а иначе. Потом я ещё читал Уальда — и «Портрет Дориана Грея», и «Телени», и что-то ещё. Но ничего не вызывало таких же эмоций, как эти сказки.

Сказки Редьярда Киплинга
Эти сказки были совсем не такими, как у первых двоих авторов. Более какие-то детские. Из тех, что там были, мне больше всего запомнилась про броненосца и дикобраза.

Конечно, читал и сказки Гауфа, братьев Гримм, Перро и других писателей. Но к ним возвращаться не очень хотелось.


«Сказки дядюшки Римуса», Джоэль Харрис

Читал её в двух оформлениях. Во втором, по ощущениям, было больше сказок и перевод хуже.


«Властелин колец», Дж. Р. Р. Толкин

Первый том читал вот в этом оформлении, остальные — в каком-то другом. Этот перевод (Торбинс, Колоброд, Норгород) мне нравился больше. Это не первая книга в жанре фентази (что, конечно, те же сказки и та же фантастика, только в профиль), которую прочёл, но самая важная. До того были «Хроники Нарнии», но мне было сложно с ними и из-за постоянных отсылок к христианству, и из-за того же тона, что был у сказок Уальда. Клайва Льюиса я потом переоткрыл для себя, благодаря Софье Пятницкой.


Детская литература

Была ещё одна книга, которую читал несколько раз, но я не могу вспомнить её названия и не смог найти обложки. Что-то вроде «Путешествия в страну мыльных пузырей». Как сейчас понимаю, насквозь пропагандистская советская книжка, но меня очень подкупал этот магический реализм (до сих пор его люблю). В общем, этой книги в списке не будет, есть, чем заменить.

«Незнайка на Луне», Николай Носов

Конечно, Носова читал много разного, и другие книжки про Незнайку, но про Луну — лучшее.


«Неудачники или как сломали забор», Альберт Иванов и Юрий Воищев

До сих пор помню некоторые фразы, некоторые фрагменты. Книжечка маленькая, а вот запомнилась. Поэтому оставил.


Подростковая литература

Тут было много разной приключенческой — и «Всадник без головы» (не теряйте время), и «Капитан Сорвиголова», про мушкетёров Дюма (ну ничего так), некоторое количество фантастики — Беляев, например и много-много Жюля Верна. Но о самом значимом — ниже.

«Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йо́рка, прожившего 28 лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Орино́ко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля, кроме него, погиб, с изложением его неожиданного освобождения пиратами; написанные им самим», Даниель Дефо

Потом читал ещё одну книгу, где целая семья Робинзонов попала в подобную передрягу. Их условия были более сказочными, возможно, потому что половину книги они молились.


«Записки о Шерлоке Холмсе», Артур Конан Дойл.

Читал ещё «Затерянный мир» и что-то ещё этого же автора, но с величием Шерлока Холмса ничто не сравнится.


«Приключения барона Мюнхгаузена», Эрих Распе

Книга братова. Издана необычно — с одной стороны про барона, а если перевернуть и начать читать со спины, то там были какие-то «Фавориты авантюры и странствий», решительно ничего о них не помню.


«Приключения майора Звягина», Михаил Веллер

В одном из трёх томов этой серии (потом в том же оформлении появилось ещё несколько книг) был «... Звягин». Потом его часто издавали уже самостоятельно. Желание всё исправлять и всем помогать — оттуда. Сейчас-то мне уже понятно, что это всё нездоровая позиция, но повлияла на меня эта книжка здорово. Сейчас если буду перечитывать, то скорее буду находить в главном герое неприятное.


«Приключения Тома Сойера и Геккельбери Финна», Марк Твен

Про Тома Сойера вышло несколько книг, но я читал только эти. Много раз. Не знаю, в каком виде будут переиздавать это теперь, когда слово «негр» уже и не написать.


«Момент истины», Владимир Богомолов

Увлекательно и вдохновляюще. Экранизацию нахожу достойной (особенно — на фоне того, что в то же самое время снималось на постсоветском пространстве).


«Сильные духом», Дмитрий Медведев

Тоже про войну, волю.


«Джек Лондон»

В основном, северные рассказы, но для меня было удивлением, что есть у него ещё и рассказы о плаваниях по тёплым морям.

Лучшее из Лондона — «Мартина Идена» я прочёл только несколько лет назад и жалею, что надо было бы тогда.


Взрослая литература

«Мёртвые души», Николай Гоголь

Почти всё из русской классики девятнадцатого века бессмысленно давать читать в школе. Ничего не понятно, нет того жизненного опыта и кругозора, чтобы это оценить. А вот «Мёртвые души» — иное дело.


«Мастер и Маргарита», Михаил Булгаков

Прочитал эту книгу в этом издании примерно семь раз, даже что-то понял. Потом ещё прочёл предыдущие варианты этого произведения. Были, конечно, и прочие вещи, в основном — фантастические («Иван Васильевич» «Роковые яйца», «Собачье сердце»). В этом году собираюсь прочесть «Бег» и «Белую гвардию», перечитать «Двенадцать стульев» и «Золотого телёнка».


«Путешествия в некоторые отдалённые страны мира в четырёх частях: сочинение Ле́мюэля Гулливе́ра, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей», Джонатан Свифт

Великая книга. Мне не понятно, почему её относят к детской. Вырезают кусок — про лилипутов, кастрируют его (поищите в детских изданиях сцену тушения дворца мочой), бац — сказочка. Но это же недопустимо!


«Антон Павлович Чехов»

Кто не умеет писать короткую прозу, не умеет писать вообще. Чехов умел писать. Пьесы его у меня шли туго, мне вообще сложно даётся чтение пьес, вот эта дробность вёрстки (всё из новых абзацев), эти ремарки, очень раздражают. Но рассказы у него — дивные, он прямо понимает человека не хуже Достоевского! И отдельно выделю книжку «Из записных книжек Чехова», это она на обложке. Привезли её вместе с другими после смерти двоюродной бабушки — учительницы из Илебников.


«Библиотека молодой семьи»

Не вся коллекция, а какой-то отдельный том, но не помню его название. В нём были сказки и рассказы русских писателей. Например, моя любимая до сих пор — «Хлоптун» Ремизова. Ещё про деревенского и городского вора (с мел-камнем и попугайскими ключами). Возможно, не в том же самом томе, но ещё были рассказы Шукшина, вот к ним часто возвращался тоже.


Нонфикшн

«Искусство быть собой» Владимир Леви

Читал сперва в этом издании (если правильно вспомнил обложку), потом в библиотеке нашёл более позднее издание, потом прочитал другие его книги («Искусство быть другим», «Цвет судьбы»). Ничего не помню сейчас из всего этого.


«Ловушки Ферзьбери», Борис Вайнштейн

Единственная книжка, по поводу которой я не уверен, что хотя бы раз дочитал её до конца. Но она, мне кажется, сформировала мой стиль в игре и в шахматы, и, потом, в другие игры. Чтобы всё с опасностью, риском, рваное, неожиданное для обоих противников.


«Почемучка»

После этой книги у меня появилась мечта в одной из жизней жить на Байкале.


«Хроники Харона. Энциклопедия смерти», Александр Лаврин

Жестокости это мне не прибавило (хотя там было много про маньяков и виды казни), но равнодушия к смерти и принятия её — приросло.


«Библия в гравюрах Гюстава Доре»

В детстве я был совсем не религиозным, даже наоборот. Читал, например, «Библию для верущих и неверующих» — мерзкую агитационную книжонку. Это потом будут периоды эзотерики, атеизмов, философии. А тогда это всё мне было чуждо и смешно. Но какая сила искусства была в этих репродукциях!


Виктор и Аполлинарий Васнецовы, Лидия Кудрявцева

Эту книгу нам с братом перед сном читал отец. Тоже читайте детям, это важно для вас обоих.



Ещё

Продаю (и отдаю даром) книги.
Мои рецензии на книги.

Поддержать пополнение библиотеки — форма ниже. Можете также подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку редакции (и получить доступ к закрытым рецензиям на книги).

📖 Общаться с ребёнком. Как?

Книгу дал почитать продюсер нашего творческого объединения, отрекомендовав как учебник общения с заказчиками. Мне следовало по ходу чтения заменять слово «ребёнок» на «клиент». Я попробовал, и почти везде это имело смысл. Но вообще, это учебник общения и с женой, и с кошкой, и с коллегами. Эта книга может научить общаться вообще с кем угодно.

«Общаться с ребёнком. Как?» / Ю. Б. Гиппенрейтер; художник. Г. А. Карасёва. — М.: АСТ: Астрель; Владимир: ВКТ, 2011. — 238 с.: ил. ИСБН 978-5-17-048135

Как и в «Воспитании малыша», которую я рецензировал до этого, здесь во главе угла — уважительное отношение к ребёнку. Он опять же воспринимается как личность не глупее взрослых, только с меньшим жизненным опытом.

Точно так же и клиент — не глупее вас. Если он заработал денег достаточно для того, чтобы к вам обратиться, ну уже это что-то означает. Но в той области, в которой вы разбираетесь, у него меньше опыта, вот он к вам и пришёл, нужно это ценить. Отсюда — не должно быть никакого высокомерия, снисходительности, общение может быть только на равных.

Конечно, клиенты бывают трудными — как и и дети. И как быть с такими детьми, в книге тоже написано.

В книге и гипотетические учебные ситуации, и реальные. Мне больше всего запомнилась история о подростке из США, разбившем машину, и большая история про примирение Феди с его семьёй (в конце книги).

Некоторые вещи, описанные в книге, для меня оказались знакомыми, некоторые — были диковиной, а некоторые увидел под другим углом.

Ваш ребёнок чему-то учится. Общий итог будет состоять из нескольких частных результатов. Назовём четыре из них.
Первый, самый очевидный — это знание, которое он получит, или умение, которое он освоит.
Второй результат менее очевиден: это тренировка общей способности учиться, то есть учить самого себя.
Третий результат — эмоциональный след от занятия — удовлетворение или разочарование, уверенность или неуверенность в своих силах.
Наконец, четвёртый результат — след на ваших взаимоотношениях с ним, если вы принимали участие в занятиях. Здесь итог также может быть либо положительным (остались довольны друг другом), либо отрицательным (пополнилась копилка взаимных недовольств).
Запомните: родителей подстерегает опасность ориентироваться только на первый результат (выучился? научился?). Ни в коем случае не забывайте об остальных трёх. Они гораздо важнее.

Книга написана легко, но у меня, как не самого эмпатичного человека, бывали проблемы с пониманием некоторых вещей, особенно почему-то с активным и пассивным слушанием. Но спасибо жене, она помогла разобраться.

Кроме активного и пассивного слушания, разбирались понятия «зона ближайшего развития», «зона радости», «психологическая глухота», «сосуд эмоций», «чувство самоценности». Некоторые из них мне встречались в другой психологической литературе.

Здесь пересказывать содержание, конечно, не буду — найти эту книгу просто, она постоянно переиздаётся. Я себе тоже потом куплю. Но приведу несколько цитат в подтверждение мысли, что эта книга — инструкция по общению из любой роли с любой ролью.

Безусловно принимать ребёнка (клиента, жену, кошку, коллегу)  — значит любить его не за то, что он красивый, умный, способный, отличник, помощник и так далее, а просто так, просто за то, что он есть!

Можно выражать своё недовольство отдельными действиями ребёнка (клиента, жены, кошки, коллеги), но не ребёнком (клиентом, женой, кошкой, коллегой) в целом.

Неожиданно и странно прозвучит рекомендация не хвалить ребёнка (клиента, жену, кошку, коллегу). Чтобы разобраться в кажущемся противоречии, нужно понять тонкое, но важное различие между похвалой и поощрением или похвалой и одобрением. В похвале есть всегда элемент оценки. […] Лучше всего просто выразить ему ваше чувство.

Каждым обращением к ребёнку (клиенту, жене, кошке, коллеге) — словом, делом, интонацией, жестом, нахмуренными бровями и даже молчанием мы сообщаем ему не только о себе, своём состоянии, но и всегда о нём, а часто — в основном о нём.

В полной мере применять советы из книги на клиентах пока не очень получалось — карантикулы существенно снизили и количество клиентов, и общение с ними, но я выписал себе самое главное и решил ну хотя бы раз в месяц это освежать, пока эти приёмы не станут до конца моими. Вы можете поспособствовать практике, — предложения о сотрудничестве можно оставить и в комментарии к посту (правильно составленное будет вам ещё и рекламой), а можно — прислать на feodor@sovinfo.org.

Оформление

Дизайн этой книги и других её изданий направлен на решение двух задач:

  1. Раздуть объём брошюры до книги, чтобы было солиднее.
  2. Создать ощущение лёгкости, простоты, чтобы самый неискушённый родитель посчитал, что одолеет сложить столько букв в слова, потому что слова простые. И картинок много.

Обложка

Твёрдый переплёт, без всяких изысков. Просто печать и глянцевая ламинация. Дизайн такой, как будто верстали в Ворде.

И это хороший дизайн, чтобы продать такую книгу более широкой публике. Снобы могут сморщить нос и купить какого-то другого автора и в результате, может быть, не поломать ребёнку жизнь. Если эту книгу оформить так, как она того достойна, то какая-нибудь Оксана из Железногорска-Илимского её и не выберет. Конечно, задача оформить книгу так, чтобы какой-нибудь Олег, который вообще не читает и зашёл в книжный, потому что перепутал его с супермаркетом, не решена, но уже что Оксана купит эту — большое дело.

Блок

Книга отпечатана на обычной офсетной бумаге. Она среднеформатная и не очень толстая. Прочитал её за десять дней — по одному уроку за раз. Урок — от десяти до тридцати страниц, но это не простые страницы, информации на них меньше, чем обычно (об этом ниже). Можно было бы сверстать материал плотнее и книжка была бы потоньше. Но тогда бы твёрдый переплёт смотрелся уже комично, а мягкий — не внушал бы доверия (хотя допускаю, что были переиздания и с мягким переплётом).

Вёрстка — поддерживает тон, заданный обложкой. Рамки, плашки, разного рода выделения насыщенностью и регистром, много иллюстраций. Ещё один приём упростить порог входа — количество слов на строке. Где-то пять-шесть (кегль тоже крупноват). Треть полосы занимают поля, очень много свободного места. Оксана из Железногорска берёт эту книгу с незнакомой фамилией на обложке, листает, останавливается на каком-то развороте почти сразу прочитывает половину страницы. Зауми в тексте почти нет, поэтому Оксане утверждается в мысли, что с книгой справится, идёт с ней на кассу.

Лично мне вёрстка не понравилась, я бы делал иначе, аккуратнее (особенно выделения, они вообще неделикатные). Но я — не тот человек, для кого эта книга делалась. Но вот что можно было сделать иначе, что не помешало бы Оксане, но порадовало бы глаз более требовательного читателя — более тщательное соблюдение правил русской типографики. Инициалы можно было везде писать через пробел, вместо х можно было написать правильный ×. И прочая.

Голосуйте за очередную книгу на рецензию в прибложном телеграм-чате (вступать не обязательно).
Такую книгу надо бы иметь дома. А ещё у меня есть книжки, которые я у себя дома иметь уже не хочу — продаю их и отдаю даром.

Проголосовать за следующую рецензию из шорт-листа можно бесплатно на Телеграм-канале «Человек-Фёдор».

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти.

Ранее Ctrl + ↓