📖 Михаил Булгаков. Два романа, девять рассказов

Не читал Булгакова лет пятнадцать. До того перечитал много разного: «Двенадцать стульев», «Дьяволиада», «Золотой телёнок», «Иван Васильевич», «Роковые яйца», «Собачье сердце» и что-то ещё. Кроме того, прочёл семь раз «Мастера и Маргариту» и несколько черновиков и первоначальных вариантов этого произведения. Давно надо было прочесть и остальное.

Булгаков М. А. Белая гвардия. Жизнь господина де Мольера. Рассказы / Сост. и вступ. ст. И. Ф. Бэлзы; Ил. О. И. Гроссе. — М.: Правда, 1989. — 576 с., ил.

Романы

Белая гвардия

Я и не знал, что «Белая гвардия» — это и есть «Дни Турбиных». «Дни Турбиных» — авторская адаптация для сцены. И эта работа ставилась в театре много лет и даже была любима Сталиным. Мне не очень понятно, как это было возможно, ведь там не просто рассказывается о долге, любви, но ещё и романтизируются классовые враги. Может быть, в пьесе акценты расставлены иначе, но пока это для меня неразрешённый вопрос. Наверное, нужно ещё прочесть и «Дни Турбиных». Наверное, ещё нужно и прочесть «Бег» — о том же времени, кажется, стоящая вещь, потому что даже постановка в иркутском Драмтеатре произвела приятное впечатление, наверняка, спектакль по этому роману в моей голове будет не хуже.

Булгаков мастерски описал образ русского офицера в одном из персонажей — Най-Турсе. Хорошая иллюстрация для тех, кто любит изучать состав крови, окончания фамилий, чистоту произношения, чтобы по таким признакам определять, кто русский, кто нет. Нет, национальная принадлежность — это другое. Если говорить грубо, то национальность — принадлежность к определённому фэндому. Этничность может влиять на это, но не может являться определяющим.

Очень рельефно описаны и другие интеллигенты.

Жизнь господина де Мольера

Дома у меня стояло десятка полтора-два книг серии Жизнь замечательных людей. Некоторые открывал, просматривал, но читать не тянуло. Не очень мне нравятся жанры биографий и мемуаров. Однако про Мольера читать было интересно. Для меня открытием стало, что Михаил Афанасьевич писал эту книгу для серии ЖЗЛ, слишком необычный стиль изложения для такого издания. Ну поэтому книга и не вышла: она выглядела слишком художественной и в ней было мало марксизма-ленинизма. Мне кажется, что Булгаков был прав — описывать жизнь человека нужно не так, как стадии развития насекомых или абстрактные понятия типа реакций окисления. Тем более, если этот человек — драматург и актёр. Вообще не нужно стремиться использовать сложный стиль, когда можно писать просто, живо, интересно.

Не могу судить, насколько близок к реальности этот фанфик, но читать его было интересно. Некоторые вещи вызывали вопросы, вот, например: «Придя в какой-нибудь городок, искали прежде всего игорный дом или же сарай для игры в мяч, весьма любимой французам» — а о какой игре шла речь? Что это за сараи такие, какого они размера?

Рассказы

Записки юного врача

С первого абзаца первого рассказа столько свежести, просто удивительно. В каждом из двух романов выше был свой стиль, в этих рассказах — ещё один. У иных авторов всё однотипно, монотонно. Это не значит, что как-то плохо, скучно, нет, это предсказуемое качество. У Булгакова вовсе не так. В этих рассказах звон и молодость.

Булгаков в этих рассказах описывает некоторые эпизоды из своей практики, когда он, совсем молодой врач, уехал работать в небольшое село. И посмотрите, как была оборудована больница, какое отношение было к врачу. И посмотрите, как за сто лет советской власти это всё деградировало:

Замечательный выдался денёк. Побывав на обходе, я целый день ходил по своим апартаментам (квартира врачу была отведена в шесть комнат, и почему-то двухэтажная — три комнаты вверху, а кухня и три комнаты внизу), свистел из опер, курил, барабанил в окна.

Я успел обойти больницу и с совершеннейшей ясностью убедился в том, что инструментарий в ней богатейший. При этом с той же ясностью я вынужден был признать (про себя, конечно), что очень многих блестящих девственно инструментов назначение мне вовсе не известно. Я их не только не держал в руках, но даже, откровенно признаюсь, и не видал.

Востроносая Аксинья, жена Егорыча, была утверждена мною в должности моей кухарки.

Размышляя таким образом, я и не заметил, как оделся. Одевание было непростое: брюки и блуза, валенки, сверх блузы кожаная куртка, потом пальто, а сверху баранья шуба, шапка, сумка, в ней кофеин, камфара, морфий, адреналин, торзионные пинцеты, стерильный материал, шприц, зонд, браунинг, папиросы, спички, часы, стетоскоп.

То есть, врачу после университета полагались:
— коттедж;
— прислуга;
— оружие.

Разве что-то подобное сейчас возможно? Конечно, одного врача было мало, ему приходилось работать на износ: ездить ночами на роды в соседние сёла, принимать по несколько десятков человек в день. Но.

Вдохновенно я развернул амбулаторную книгу и час считал. И сосчитал. За год, вот до этого вечера, я принял 15613 больных. Стационарных у меня было 200, а умерло только шесть.

Не понимаю, почему Бэлза не включил в этот сборник «Морфий». Хотя формально он не включён в цикл, но по смыслу — тяготеет. И все известные мне экранизации «Записок юного врача» вплетают в себя эту небольшую повесть.

Я убил

Тоже рассказ о враче и его можно было бы доработать и включить в цикл, это даже не выглядело бы неестественным. Но автор распорядился так, что это стало самостоятельным произведением о нравственности.

Ханский огонь

Рассказ о посещении музея с ожидаемым и понятным финалом.

Сведения я кой-какие имел; пишут мне из Москвы, что дворец цел, что его берегут как народное достояние. Народное… (зубы у князя закрылись с правой стороны и оскалились с левой). Народное — так народное, чёрт их бери. Всё равно. Лишь бы было цело.

Псалом

Небольшой щемящий рассказ. Найдите и прямо сейчас прочтите.

Оформление

Издана книга несколько лучше, чем просто посредственно. Старались, это видно, но не очень (это тоже видно). Обложка — высокая печать в две краски (бронзянка и белый) на каком-то синтетическом материале с разводами. Шрифты приятные, но не хватает пробелов в инициалах и слабый кернинг в фамилии.

Нашёл ещё одно издание, копия моего, но тираж не 400 тысяч, а 500. Разница — в материале обложки и в цвете печати на ней

Ещё мне кажется, что инициалам на обложке не место, на корешке-то это сомнительно смотрится, а здесь — точно нужно было имя.

Форзац белый. Хотя ничто не мешало отпечатать какой-то орнамент, ведь обложку пытались стилизовать под классическое издание.

Каптал оливковый, сочетается с обложкой.

Бумага — книжно-журнальная, как написано в выходных данных. Ну это второсортный уже пожелтевший материал.

Гарнитура «Литературная», что ожидаемо. А вот на заголовках шрифт мне не знакомый, но интересный.

Вёрстка скучная и в одном месте она выполнена так, что мешает понять, о чём речь. Так сон оформлен очень неубедительной втяжкой. Интересно, что всё набрано и сматрицирована в ордена Ленина и ордена Октябрьской Революции типографии имени В. И. Ленина издательства ЦК КПСС «Правда», а отпечатано в Омске. Как и зачем они эти матрицы пересылали за две с лишним тысячи километров.

Иллюстраций мало, но без них можно было вообще легко обойтись. Не могу назвать эти рисунки плохими, потому что Юлия в «Белой гвардии» очень точно попало в моё представление.

Эту книгу не продаю (наоборот, уже подкупил ещё кое-чего булгаковского), но продаю некоторые другие книги.

Проголосовать за следующую рецензию из шорт-листа можно бесплатно в  Телеграм-канале «Человек-Фёдор».

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти.

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное