Прекрасный дилетант

Человек-Фёдор пишет о себе, об Иркутске, о себе в Иркутске и об Иркутске в себе

Часть речи

В Википедии написано, что Иосиф Бродский — русский (и американский) поэт, в отличие от шестидесятников, которые сплошь «советский, российский». Как вы знаете, я не большой знаток поэзии, особенно советского периода, поэтому мне сложно оценить русскость остальных (но полуземляк Евтушенко, например, у меня в планах на 2020 год). Но Бродский и в самом деле останется не очень-то советским, даже если в Википедии что-то потом и изменится.

Бродский И. Часть речи: Стихотворения. — СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2011. — 144 с. ИСБН 978-5-389-02532-5

С Бродским я начал знакомиться год назад. Сперва где-то услышал целиком «Не выходи из комнаты» в авторском исполнении (исполнение сильно влияет). Оказалось, в этом стихотворении больше двух строчек. Потом я узнал, что оно — попса для хипстеров и романтических субтильных петербурженок, но не смог с этим согласиться. Может быть, я как-то не так читаю (да, я не только послушал, но и почитал), но у меня получается и понять, и прочувствовать.

Затем — мы к выпускному в Клубе социальных технологий в конце зимы готовили, в том числе, театрализованную постановку его стихотворения «Я всегда твердил, что судьба — игра». На репетициях слышал его много раз, только не целиком, а частями, ещё не зная при этом автора. Но когда прислушался, начал подозревать, что это Бродский, хотя вот казалось бы, как же я мог понять его стиль по одному стихотворению? Но вот угадал. И мне сперва не особо понравилось. Но когда я взял и прочёл это стихотворение от начала и до конца. И меня до дрожи. Удивительная метафоричность; закольцованность образов; параллельное голосоведение; естественность речи с неестественными для неё вкраплениями слов. Не уверен, что смогу прочесть это стихотворение вслух. Ведь я знаю, почему в лампочке ужас пола.

А этой весной меня познакомила с «Большой элегией Джону Донну» Умная Маша. Я тоже впечатлился.

Стало понятно, в общем, что надо восполнить пробел в образовании. И я прочёл сборник «Часть речи», который у нас дома откуда-то взялся. Жена тоже не знает, как он появился. Если я подрезал у кого-то из вас, дайте знать.

В общем, когда я более полно познакомился с поэзией Бродского, я понял, что несколько туповат для поэзии вообще и недостаточно эрудирован для такой. Иосиф Александрович произвёл на меня впечатление человека, хорошо знакомого с античностью, с историей и искусством Европы. Я не такой.

Хотя это моё несовершенство и помешало мне получить больше удовольствия, я рад и тому, что есть. Там, где я не замечал или не понимал отсылок, я мог смаковать форму. Больше всего, целиком и полностью мне понравилось «Тёмно-синее утро в заиндевевшей раме». Наверное, это не шедевр, но я это могу понять, там нет никаких незнакомых мне Постумов.

Стихи Бродского мне показались очень репоугодными. Я не большой ценитель этого жанра, только отмечаю, что бродские структурные завихрения и анжамбеманы очень, мне кажется, хорошо лягут на зацикленные трёхсекундные семплы. А вчера Ютуб (которому уже передали информацию, что я пишу про Бродского в гуглодокументе) подсовывает ролик Нойза, где музыкант говорит о том же самом (о репоугодности). Так что не верите мне, прислушайтесь к профессионалу.

Отмечу, что я чётко разделяю поэзию и синтетический жанр песни, поэтому для меня не может быть «книга лучше», но эта интерпретация двух стихотворений мне неприятна. У меня в голове рисовалась картина с человеком, сидящим в кресле, а не под спидами. Поэтому такое стремительное музыкальное сопровождение с таким надрывным речетативом меня обескуражили. Может быть, это ограничения жанра и там просто нельзя размеренно, но я не знаток.

Когда будете читать любого автора, смотрите не только на произведение, но и задавайтесь вопросом, а что это за человек написал? И помните, что даже если работы собраны в одном томе, это вовсе не означает, что их написал один и тот же человек. Что-то писал никому не известный двадцатиоднолетний юноша, что-то писал осужденный и высланный из культурной столицы двадцатичетырёхлетний молодой человек. Автором каких-то стихов был человек, уже сидевший на чемодане автор. Когда я готовил этот пост, то почитал разного о Бродском — и Википедию, само собой, и статьи критиков (из разных лагерей). И когда в будущий раз вернусь к Иосифу Александровичу, то хочу сделать это с какой-то антологией, где всё-всё выстроено в хронологическом порядке — от начала творческого пути и до смерти.

Для зумеров — в песне упоминается другой Киселёв

Оформление

Это серийное оформление, от которого не стоит ждать ничего особенного (о чём писал ранее), особенно, если это — монополист, — АСТ. Тем не менее, один раз я про эту серию («Азбука классики») расскажу.

Книга в покет-формате. Мягкий переплёт, глянцевая ламинация обложки, сборка — КБС. Бумага — какая-то второсортная рыхлая офсетка. Это всё не могло и не хотело отражать, поддерживать содержание. А вот вёрсткой дизайнер местами постарался хоть немного это соединить. Хотя посыл обложки я не очень считываю.

Использован фрагмент фрески Пьеро делла Франчески «Обретение и испытание животворящего креста». Может быть, я пропустил, но как-то не настолько много было в этой книге событий из Ветхого завета, из итальянского средневековья (когда была написана эта работа). Да и похоронен Бродский был вроде бы как в Венеции, а не в Ареццо, где находится эта фреска. Возможно, это такой аэстешный приём — использование рандомной картинки из интернета, никак не связанной с текстом книги и её автором.

Шрифт книги — «Петербург». У метранпажа была свобода выбора гарнитуры, — у меня есть ещё несколько книг этой серии и там где-то тип Таймс, где-то — Академическая. «Петербург» оправдан тем, что Бродский жил в нём большую и самую важную часть жизни, этот город вырастил в нём поэта. И оправдано использование этого шрифта не только правильным названием, назван от так был тоже не случайно.

Стихи свёрстаны аккуратно, но не совсем бесхитростно. Любой дизайнер из любой типографии Иркутска набрал бы все одинаково. Может быть, кто-то бы сделал как правильнее и не выравнивал бы строки по центру.

Здесь же хотя выравнивание по левому краю, но где-то с табуляцией, чтобы подчеркнуть строение стиха. И есть одно стихотворение, которое выключено по центру — «Бабочка». Так симметричность строф рифмуется с вертикальной симметрией чешуекрылого.

И есть одно стихотворение, которое я бы точно переверстал иначе — «Одиссей Телемаку». Оно длинное и не помещается на одну полосу, оно и набрано на весь разворот. Но только разорвано неаккуратно. Раз уж в тексте последние восемь строк самим автором отбиты, то и надо было все эти восемь строк переносить на новую полосу. А то сейчас и слева кусок валяется неприкаянный, и справа сталактит.

Кроме традиционного содержания есть ещё алфавитный указатель. Не обращал раньше внимания, есть ли где-то в других сборниках стихов, подобный. Одно и то же стихотворение в нём может быть указано дважды или даже трижды — по названию, по первой строке и по названию цикла (если это первое стихотворение).

Эту книгу не продаю, но продаю и отдаю даром некоторые другие книги.

Проголосовать за следующую рецензию из шорт-листа можно бесплатно в моём приканальном Телеграм-чате.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти.

Иркутские паспорта

Мэрия Иркутска уже полтора года носится с паспортами фасадов как дурень с писаной торбой. И будет ещё неизвестно сколько носиться. Это потому что паспорта фасадов на самом деле городу пока не нужны.

В самих по себе паспортах фасадов ничего плохого нет, я даже поддержу их повсеместное внедрение, когда комитет городского обустройства и комитет по градостроительной политике будут способны к планомерной системной работе.

Но мы имеем ситуацию, когда 2 апреля 2019 администрация города приняла постановление № 031-06-235/9 об утверждении административного регламента предоставления муниципальной услуги «Согласование паспорта фасадов зданий на территории города Иркутска». В этом документе сейчас смысла не больше, чем в пакетном принятии поправок в конституцию в 2020 году: что в ней поправляли, или уже определялось федеральными законами, или могло быть ими решено (всё, кроме обнуления Путина). У нас с паспортами фасадов та же ситуация, только я не вижу, где аналог поправки об обнулении, ради которого это постановление принимали.

Уже есть нормативно-правовая база, чтобы облагородить город — снять вывески, привести фасады к единообразию. Только нужно следить за выполнением этих правил. Если раньше мэрия не могла обеспечить контроль, то какие есть предпосылки к тому, что она сейчас сможет это сделать? Судя по публикациям в Иркутском блоге таких предпосылок нет. Но сотрудники мэрии, видимо, верят, что если появятся паспорта фасадов, то внешний облик города сам станет более привлекательным, неправильные вывески и реклама тут же перестанут скрывать архитектуру, фрагментарная покраска зданий незамедлительно перестанет исчезнет, стремительно уменьшится количество визуального мусора. Само.

Представьте, что нет никакого федерального уголовного кодекса и власти города вдруг решили сделать Иркутск более безопасным. И для этого они провозглашают: «Ребята! На всей территории Иркутска убивать людей нельзя, даже если ты дочь депутата. Ещё на всей территории Иркутска нельзя воровать ничего ни у кого. Ещё на всей территории Иркутска нельзя насиловать женщин, мужчин, детей и гусей. И так далее», — то есть вводят один свод правил конкретно для этой территории. То есть для каждой улицы, для каждого дома — нигде нельзя убивать и грабить.

Так и с фасадами: мы уже имеем правила благоустройства, в которых написано, где можно размещать рекламу, где нельзя, какие её размеры допустимы, там же описано всё про фрагментарную окраску и всё-всё-всё остальное, что сделает облик города более привлекательным и уменьшит количество визуального мусора. Приняли один раз, а потом — нужно только ходить и проверять, всё ли в норме.

Как же действует мэрия. И так не имея ресурсов, чтобы заниматься работами по контролю, которых у неё на ближайшие годы уже просто завались, она вешает себе очередной геморрой на шею и предлагает загрузить себя дополнительной работой по согласованию внешнего вида почти каждого здания в городе.

Это представьте, приходит к гражданке Дьячкиной представитель дома 15 по Почтамтской (ныне — Степана Разина) и говорит: «Мы сделали то, что вы просили сделать для повышения комфорта и безопасности в нашем доме. Мы решили, что у нас нельзя бить, насиловать и убивать людей, нельзя воровать и вот далее по списку сто страниц». Ему Ольга Владимировна говорит: «Спасибо, хорошо, через полтора месяца приходите, я вам дам ответ, что да как».
А потом приходит представитель дома 13 по Почтамтской и говорит: «Мы сделали то, что вы просили сделать для повышения комфорта и безопасности в нашем доме. Предлагаем, чтобы у нас нельзя было бить, насиловать и убивать вообще всех людей, а ещё нельзя грабить и воровать и вот далее по списку сто страниц». Ольга Владимировна говорит: «Спасибо, приходите через полтора месяца, всё будет в лучшем виде».
А потом приходит представитель дома 11...

Вы ещё не устали? Там на одной Почтамтской таких домов несколько десятков. А и другие улицы ещё есть. На которых пока, по логике мэрии, можно (продолжая мою метафору) воровать и убивать. Какая-то глупая и нелепая ситуация.

В результате — деньги тратятся, сотрудники комитета по градостроительной политике загружены работой и имитируют бурную деятельность, МКУ «Сервисно-регистрационный центр» тоже без дела не сидит. Настолько не сидит без дела, что мне не удалось дозвониться ни в одно их отделение, никто не берёт трубку, переключается на факс после долгого ожидания.

И хотя работой загружены, паспорта фасадов в Иркутске до сих пор не оформлены, изначальный срок продлён. Но продлён не только из-за карантикул, из-за того, что МКУ и мэрия не справляются, заваленные работой, а ещё потому, что жители не спешат — не видят ценности в такой работе. Хотя сделать эту работу несложно и не очень дорого (компании Иркутска оценивают это в 35...45 тысяч рублей). Но только есть один усложняющий дело нюанс: чтобы принять этот документ, нужно собрать жителей дома, обсудить, как будет этот дом выглядеть.

А им будет о чём поговорить, даже если здание без коммерческих помещений. Фасад должен будет выглядеть единообразно. Если кто-то застеклил балкон, то, как мне объяснила по телефону сотрудница администрации, жители дома должны договориться — этот человек расстекляет свой балкон или же теперь все вынужденно будут стеклить свои балконы. В обоих случаях будут конфликты — в первом случае человек считает, что его незаконно лишают его собственности, во втором — непонято, за чей счёт будет это остекление, потому что если люди не собирались делать себе парник, то зачем теперь они будут за это платить. Я думаю, что каким бы новый срок ни был, его снова продлят.

А если нормально не договориться, то город будет выглядеть хуже, чем был. Например, на Ланинской (ныне Декабрьских Событий) в доме номер 103 на первом этаже с десяток бизнесов. Сильнее всех выделяется два — Ангария и «Штопор». Но если первые вместо кафеля, как у остальных, использовали алюминиевые фасадные кассеты, только ухудшив общий вид здания, вторые постарались сделать как надо. Чтобы понять, что «Штопор» и правда старается, достаточно посмотреть на их режимную табличку.

Обратите внимание, что табличка на кирпичной стене. Предприниматель сохранил историческую стенку. И в Прекрасном Иркутске Будущего мэрия бы по его примеру сняла бы с этого здания всю наносную обшивку. Но сейчас мэрия хочет не лучших практик, а консервации того, что есть, пусть в самом поганом виде.

Не стал делать панораму, листайте, так даже проще разглядеть разницу. Самая красивая часть фасада будет в середине

Но сейчас, судя по всему, вместо того чтобы спасти здание по примеру алкомаркета, его изуродуют. Такой вывод я делаю, потому что мне в руки нечаянно попал паспорт этого фасада: я отправлял в мэрию обращение по поводу аптеки, которая вытащила колонку и орала через неё в людей на остановке (так нельзя). И кто-то очень ответственный и обстоятельный кроме того, что нужно, прислал мне то, что не обязательно.

А вот если бы мэрия действовала по другой схеме и сперва добилась бы исполнения правил благоустройства и содрала бы фрагментированное изменение фасада, вернув дом к исходному состоянию, тогда бы, когда паспорт фасада делали, то он был бы совсем другим, чем это ублюдство, деформирующее людям вкус. Что вы делаете, архитекторы мэрии! Тут же дети ходят, учатся дурному.

Обратите внимание, что в паспорте фасада предписано использовать поликарбонат, который запрещён правилами благоустройства, на основании которых создаётся паспорт фасада

В частных разговорах с сотрудниками комитета по градостроительной политике я, пытаясь обосновать неправильность упования на паспорта фасадов, апеллировал к тому, что в правилах благоустройства всё уже указано. И даже пытался снять часть ненужной работы с сотрудников, разгрузить их для более важных дел, рассказывая о практике других городов, где после принятия дизайн-кода в каком-то виде от бизнеса перестали требовать согласовывать рекламу и вывески. Мне русофобски говорили, что народ у нас плохой, дикий, неправильный, что если не согласовывать ничего, то будут вешать что попало.

Это полная чушь. Народ у нас нормальный, и если относиться к нему с уважением и заботой, то всё будет хорошо. Если же кошмарить и притеснять, то будет соответствующая ответная реакция. Согласование вывески в полтора месяца — только потеря времени, особенно для нового сезонного бизнеса. А ведь все параметры указаны в правилах благоустройства. С ними сложность — нет уважения и заботы к пользователю. Блок про вывески должен быть понятен не только юристу, а торговке овощами из Киргизии. Нужно написать требования простым языком и проиллюстрировать на не только схемами, но и на живых примерах. Как сделала ещё в 2015 году Градостроительная школа, статья об этом в журнале «Проект „Байкал“», № 45, стр. 128...133, получив за эту работу две премии на фестивале Зодчество Восточной Сибири. Мэрии нужно посмотреть на этот проект, актуализировать какие-то пункты, что-то доработать. (А мэрия, кстати, просто взяла московский стандарт и под копирку иллюстративную часть содрала, без переосмысления, а ведь в Москве другой тип застройки и другие широты улиц, другие высоты зданий.))

Главной должна стать не разрешительная, а контролирующая функция. Например, если реклама оскорбительная или вводящая в заблуждение, то Федеральная антимонопольная служба этим займётся — сами сотрудники это увидят или кто-то из граждан запрос пришлёт. Если выяснится, что были нарушения — хозяина рекламы ждёт штраф. Но нет же такой практики, чтобы все макеты до печати отправляли в этот цензурный комитет на предмет соответствия моральным нормам и законодательству России.

Бизнес сам думает о том, как бы не попасть на штраф. Кто умнее — показывает креатив юристу, кто порисковее — делает как считает нужным. Точно так же нужно поступать и с вывесками, местами размещения рекламы, оформлением входных групп и фасадов. Оно должно стать факультативным, а не обязательным. Если в соответствии с дизайн-кодом крышная конструкция может быть размещена на этом здании, то пусть бизнес её и размещает. Написано в правилах благоустройства, что вывеска на таком здании может размещаться над окнами и дверью, в одном уровне с имеющимися вывесками, при этом чтобы размер букв не был более полуметра и не загораживались декоративные элементы здания — ну и пожалуйста, пусть бизнес это сделает. А мэрия должна только проверить (на обходах или после жалоб иркутян), всё ли в порядке. А если нет — то в течение недели принудительный демонтаж (на который потом тоже счёт выставляется), штраф в сто тысяч и наложение обязательства восстановить утраченные детали декора. Вот так дела делаются.

А вот если вдруг организация хочет сделать конструкцию, которая не вписывается в правила благоустройства, тогда она уже обязана согласовать её. И если мэрия решит, что да, природоохранные прокуратуры никак не могут без двух табличек, превышающих разрешённую площадь в восемь раз, то пусть вешают.

Здание на Арсенальской (ныне — Дзержинского), 15. Кирпич для масштаба

Я не сторонник радикальных мер и не предлагаю всё грести под одну гребёнку, потому что могут быть вывески — арт-объекты и это пространство для диалога. Конечно, немного ещё для коррупции, но на этот счёт у нас может быть какой-то ответ какого-то гражданского общества. Что-то совсем вопиющее, может быть, под давлением общества снимут.

А уникальные конструкции должны быть. И не только появляться новые, но правильно будет сохранять старые. Понятно, что визуальная культура сто лет постепенно деградировала, но неправильно сохранять только дореволюционные надписи на домах. В Иркутске есть образцы дизайна девяностых, которые нужно сохранять. Например, я очень переживаю за судьбу вывески магазина спорттоваров, которая во время реконструкции Большой Перспективной (ныне — Карла Маркса) может быть уничтожена.

Ещё один недостаток создаваемых паспортов — непонимание, как размещать аншлаги. О том, что у нас до сих пор нет стандарта, я писал ранее на «Буквах русского». И поэтому в макетах отображаются не необходимые таблички (только номер или ещё с названием улицы), никак не решается вопрос с тем, какие названия улиц размещать, если разные стороны дома выходят на разные улицы, а сам дом относится к третьей. У меня есть решение, если всё будет хорошо с донатами, успею доделать, опубликовать и передать в общественное пользование уже в этом году.

Резюме

Паспорт фасада — хорошо, но только когда мэрия научилась контролировать исполнение тех нормативно-правовых актов, на основе которых этот паспорт фасада создаётся. Если для того, чтобы демонтировать незаконную крышную конструкцию «Элитлайна» напротив бабра, нужно было совещание на уровне заместителя мэра (я не шучу, меня приглашали, я ходил), значит, нужно не напрягать обычных людей тратить деньги на какие-то бумажки и дедосить градостроительный комитет бумагами, а оптимизировать внутренние процессы. Паспорт фасада можно делать или для совершенно нового здания, или для здания, которое будет полностью меняться, или же для здания, которое уже приведено в соответствие с правилами благоустройства. Иначе, если не убрать предварительно фрагментирование фасада, вместо красивого здания город получит уродливое — существующие нарушения не смогут не влиять на решение собственников о том, каким этому дому быть.

Предлагаю оптимальный план работы для мэрии, чтобы город действительно стал почище.

Нулевая отметка. Привести все существующие здания в соответствие с действующими правилами благоустройства.

  1. Объявить, что паспорта фасадов нужно сделать для всех (уже чистеньких, хорошеньких!) домов до конца 2025 года, поблагодарить тех, кто уже их сделал в рамках пилота.
  2. Сделать паспорта фасадов обязательными для всех строящихся зданий (если этого ещё нет).
  3. Обязать делать паспорта фасадов перед капитальным ремонтом зданий (насколько я знаю, сейчас есть договорённость о таком с Фондом капитального ремонта.
  4. Пересмотреть правила благоустройства в части рекламных и информационных конструкций (дизайн-код), они оторваны от реальной жизни, их нужно в некоторых частях ужесточить, в некоторых — снять вредные ограничения, некоторые разделы добавить.
  5. Перевести дизайн-код с юридического языка на русский, снабдить эту адаптивную версию иллюстрациями и фотографиями положительных примеров и примеров с нарушениями.
  6. Объявить, что вывески и рекламу больше не обязательно согласовывать, но если они будут нарушать Правила благоустройства, то шестизначный штраф и демонтаж.
  7. Объявить, что если кто-то хочет рекламную или информационную конструкцию, которая не подходит под общие правила благоустройства (размер, место размещения), то её можно согласовывать в индивидуальном порядке.
  8. Разработать стандарт размещения аншлагов (ну или взять мой).
  9. Направить силы клерков из комитета по Градостроительной политике на что-то действительно нужное, а вместо согласовательной работы уделить больше внимания контрольной.
  10. Сделать доступными все готовые паспорта фасадов со всеми изменениями (в электронном виде, разумеется). Чтобы по нужному адресу человек мог найти информацию по дому и видеть его актуальное состояние и по возможности предыдущие итерации.

Форма для разовой благодарности автору ниже. Можете ((https://boosty.to/feodor-sinoptik подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку) редакции).

Маус

До этого я читал не так много графических романов и комиксов. И больше всего мне нравился магнум опус Жана Эффеля — о сотворении мира и человека. Одна полоса — одно изображение, текст почти всегда не в баблах, а под картинкой. Формат, где покадрово изображается какое-то действие мне читать и воспринимать сложно. «Маус» как раз такой вариант. Читал его не меньше трёх часов, скорее даже пять. Но это было очень странное чтение, я, пытался рассматривать детали, не зря же художник столько всего нарисовал, нужно было как-то это уважить. Но это меня только утомляло. Не знаю, как такой формат нормально оценивать, слишком непривычно, тем не менее, книгой я остался, в целом, доволен.

Шпигельман, Арт. Маус: графический роман / Арт Шпигельман; пер. с английского В. Шевченко. — Москва : Издательство АСТ : Корпус, 2020. — 296 с. ИСБН 978-5-17-080250-0

Это первый комикс, получивший Пулитцеровскую премию (1992 год). Точнее — особое упоминание Пулитцеровской премии по литературе. И понятно, почему специально отметили: Холокост — благодатная тема, а формат — новый. Но нас должны в первую очередь интересовать комиксы о геноциде русского народа, только я о таких не знаю. Как будто бы и не было такого геноцида. Если вдруг вы знаете о графических романах про раскулачивания, гулаги и подобное (о произведениях традиционной литературы из букв без картинок я в курсе), то расскажите мне о них в комментариях.

«Маус» широко известен в мире, но, написанный в семидесятых, на русский был переведён только в десятых. И немедленно запрещён к продаже, потому что, там, видите ли, свастика нарисована. Оригинал я не читал, но мне кажется, что перевод сделан хорошо, видно, как отец автора в некоторых местах не очень гладко говорит по-английски («Он выжил мне жизнь тогда»). Аккуратно старались подойти и к оформлению (о чём ниже скажу, как обычно, отдельно).

У романа хорошая композиция. Не просто рассказ о трагедии, которая известна всем как холокост, а ещё взаимоотношения внутри поколений семьи спустя десятилетия после этого. Про первое без второго много чего написано, про второе без первого — тоже, а в целом, чтобы так сложилось — поменьше. И премию роман получил не после первой публикации (когда Шпигельман выпустил первый том), а после того, как он в начале девяностых дописал второй.

В книге два основных мужских персонажа и три основных женских. И если ясно, кто из женских персонажей наиболее важный, то кто важнее — автор (тоже действующее лицо книги) или его отец, ещё нужно разобраться. Автор пытается наладить общение с собственным отцом, который тоже хочет этого, но не может: не знал, как это нужно делать с самого начала или же это психика изуродовалась в концлагерях. А вот если изуродовалась, то почему именно у него? Ведь психотерапевт, которого посещает автор, тоже прошёл через лагерь (кстати, посмотрите, какое он животное). А если вдруг изуродовалась психика, потому что отец — слабый человек, то изменилась ли у него память? Помнит ли он всё так, каким оно было на самом деле или есть искажения, самообманы? А эти искажения, если были, сгущали ужасы, творимые другими; смягчали всё неприятное, что было ним самим или как это всё происходило?

С матерью главного героя всё ещё интереснее. Потому что мы о ней знаем только со слов отца (мужа, стало быть). Её дневники отец уничтожил, что стало большой утратой для автора — информация в них была более точной, чем слова отца, потому что дневники писались ею самой и как бы не для читателя, а отец давал интервью, зная его цель и уже существенно позже прошедших событий.

Оформление

Издатели постарались и получилась книга, которую приятно держать в руках.

Обложка — единственное, что отпечатано в цвете.

На тканевом чёрном корешке печать шелкографией в две краски (белая и красноватая). Неплохо, но мелкие детали позаплывали.

Местами краска начала выкрашиваться

Каптал белый, что, наверное, и правильно.

Форзац и нахзац с рисунками, причём они разные, есть игра. Опять мысленно аплодирую издателям — печать на них в одну только чёрную краску, но изображение ощущается богаче, потому что отпечатано на тонированной бумаге.

Вёрстку мне сложно оценивать. Я не очень знаком с эстетикой комиксов, поэтому не знаю, как тут принято. Отмечу то, что заметил. Нарисовано не монотонно, отдельные кадры занимают иногда один модуль сетки, иногда — несколько, ритм чередуется. Иногда кадр без границ, иногда часть изображения выходит за рамки модуля, иногда модули не прямоугольные. В общем, хорошо, не скучно.

В середине есть два разворота, нарисованные в другом стиле — это комикс в комиксе

Совершенно здорово, что весь текст в бублах не набран шрифтом, судя по всему, а написан от руки. А там под триста страниц! Наборный шрифт — Кабель, исторически верный. Хотя многие считают, что самый гитлеровский шрифт — это «что-то готическое», но на самом деле такого рода геометрические гротески больше подходит на эту роль, хотя выглядит не так эффектно.

Интересно оформлено содержание, оно не на одной странице, а на нескольких. Не припомню такого приёма.

Каждая глава предворяется собственным шмуцтитулом.

Эту книгу не продаю (желающие могут купить себе новую, не подержанную даже в Иркутске, например, в Вуди-комиксе), но продаю некоторые другие книги.

Проголосовать за следующую рецензию из шорт-листа можно бесплатно в моём приканальном Телеграм-чате.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти.

Ранее Ctrl + ↓